электронная книга Константин Филимонов Мистические истории из практики парапсихолога купить и скачать книгу(Парапсихолия), PDF,TXT,EPUB,FB2

Об авторе


Я парапсихолог-практик с тридцатилетним стажем.

Работая с пациентами, мне часто приходится выступать не только в роли мага-целителя, но и в качестве детектива, проводя целые расследования.

В этой книге я расскажу несколько мистических случаев из своей практики.

Заранее предупреждаю читателей, что мои истории могут показаться кому-то жуткими!!!

 


 

 


 

Отрывки из книги

ИЗГНАНИЕ ДЬЯВОЛА


Однажды я был свидетелем изящного религиозного шоу.

В провинциальной церкви проводился обряд экзорцизма и «жертва бесоодержимости», женщина средних лет, очень артистично извивалась на предусмотрительно положенном на полу коврике. Она закатывала глаза и выдавливала из себя гортанные звуки, хрипы. На многочисленную публику, для которой, собственно, и состоялось это представление, обряд произвел неизгладимое впечатление. И, наверное, я единственный, кто ушел из церкви разочарованным. Всё это время мне хотелось крикнуть знаменитое по Станиславскому: «Не верю!»

Не верю уже хотя бы потому, что я не только видел настоящую бесоодержимость, но и однажды имел весьма сомнительное удовольствие участвовать в качестве помощника в обряде экзорцизма. Поверьте, это далеко не зрелищное действо…

Даже сегодня, много лет спустя, я с ужасом вспоминаю эту жуткую картину: фиолетовые мутные белки глаз несчастного, которые, казалось, вот-вот выскочат из глазниц. Пена изо рта нашего пациента. А его лицо то смертельно бледнело, то покрывалось темно-коричневыми пятнами. Когда же бесоодержимый начал буйствовать и мы, трое здоровых спортивных мужчин, решили силой его связать, то хрупкий юноша разбросал нас по комнате, словно беспомощных детей – фантастическая сила и животная жестокость поселились в нем!

Уже после обряда экзорцизма молодой человек спал почти сутки, а проснувшись, не мог самостоятельно двигаться – настолько он обессилел. Только через несколько дней он вышел из дома на улицу без посторонней помощи.

И еще о “зрелищности”…

Жители поселка, в котором мы проводили обряд экзорцизма, даже днем боялись выходить на улицу. Все-таки страх сильнее человеческого любопытства.

И вот что интересно: стоило кому-нибудь из нас (священнику или его помощникам) пройтись по деревне, собаки, почуяв это, тут же переставали брехать и, повизгивая, поджав хвосты, трусливо прятались в свои будки. Зато все местные кошки сбегались к нашему дому и, сидя неподалеку, надрывно мяукали все ночи напролет.

Сельчане ни о чем не расспрашивали нас ни до, ни после обряда, а только сочувственно заглядывали нам в глаза.

Думаю, примерно так смотрели хуторяне на упоминаемого уже мною гоголевского философа Хому Брута, когда он утром выползал из запертой церкви, где по ночам “отпевал” панночку-ведьму.

Уверен, что самый любопытный из местных ротозеев не остался бы с нами во время ритуала экзорцизма ни за какие деньги.

* * *

Не так давно я узнал, что юноша, которого мы избавляли от одержимости, пьет горькую. Но приступы больше не повторялись.

А священник погиб. Говорят, что его убили, но убийц не нашли.


Говорит и показывает… фотография

Поиском пропавших людей и целительством по фотографии я начал заниматься, как только познакомился с основами магии и парапсихологии.

В начале было просто любопытно: получится или нет. Я взялся за дело с азартом, и для меня это была, скорее, игра. Но первые же случаи из практики заставили меня серьезно задуматься. За этой “игрой” – людские слезы, бессонные ночи, поломанные судьбы. Одним словом – трагедия.

…Приносит убитая горем мать фотографию единственного сына, пропавшего без вести.

- Помогите, ради Христа!!!

Господи! Да чем же я могу помочь, если мальчика уже нет в живых? Как, какими словами объяснить матери, что его уже нет?

Найти пропавшего человека нелегко, поскольку даже по очень точной карте можно дать лишь приблизительное (вероятное) местонахождение. Руки парапсихолога и маятник “видят” пропавшего на местности со значительным отклонением от того, что изобразили картографы…

Искали мужчину, уехавшего на рыбалку и пропавшего. Долго я “осматривал” маятником карту и руками изучал фотографию пропавшего. По маятнику получалось, что мужчина в озере утонул, а по рукам – нечто неопределенное. Мужчина умер – это однозначно, поскольку энергетики – ноль. Но… что-то меня смущало.

И все-таки я сказал, что надо искать в озере. Три дня водолазы “прочесывали” дно лесного озерка. А на четвертый, когда уже все отчаялись, вдруг нашли его вещи, а затем и самого мужчину. Он утонул недалеко от озера в неглубоком пруду. Как сказали эксперты: умывался, поскользнулся, ударился головой о булыжник и захлебнулся.

Был еще один случай…

Потерялась девушка. Родители – на грани безумия.

- Лишь бы она была жива! – плачет мать. – Без рук, без ног, лишь бы жива…

Отец пропавшей более сдержан:

- Пусть ее уже нет… лишь бы найти, похоронить по-людски, чтобы знать, где лежит…

В этом случае, как и в других подобных, страшит дикая неопределенность. Для парапсихолога любые эмоции не только неуместны, но и губительны. Я должен оставаться хладнокровным, иначе из “сыщика” превращусь в слепого гадателя.

Увы, на этот раз в процессе долгих бесед отец пропавшей девушки буквально убедил меня, что его дочь мертва. Я даже не поверил маятнику, который показывал наличие живого поля. По маятнику получалось, что девушка жива, но очень и очень слаба. И все-таки я “поддался” и вынес ужасный приговор.

А между тем пропавшая пришла в себя в одной из районных клиник после почти двухнедельного беспамятства. Две недели назад, в тот роковой день, она решила поехать к подружке, живущей за городом, чтобы уже вечером вернуться домой. Никто не знал о ее решении. К подружке девушка так и не попала. А попала в больницу – ее сбила машина. Провинциальные талантливейшие хирурги буквально сотворили чудо.

И хотя я оказался, мягко выражаясь, не на высоте, но, как вы понимаете, был более чем рад, что мой страшный приговор не подтвердился.

С этого дня прежде, чем вынести тот или иной вердикт, я неоднократно перепроверяю данные, при этом меньше всего доверяю собственным чувствам.

И еще… с этих пор крайне редко я осмеливаюсь сказать, что человека уже нет в живых. Говорю это лишь тогда, когда точно знаю, что его безжизненное тело находится в каком-то конкретном месте.

Так случилось однажды, когда молодой человек принес фотографию своего брата.

Первые же сеансы дали негативную информацию – юноша мертв. Когда я разговаривал на следующий день с братом пропавшего, как же мне хотелось в этот момент солгать, что «всё хорошо». Но я не мог сказать ни «да», ни «нет», потому что уже знал истинную цену своим словам.

Что я только не делал, над какими только картами не работал – результат нулевой. Больше недели прошло в бесполезных поисках.

И вот после очередного полуночного сеанса я лег спать и вдруг вижу во сне этого юношу. Словно стоит он в каком-то подвале возле двери, на которой висит портрет Майкла Джексона. Юноша говорит: «Пусть ищут меня здесь».

Я проснулся в шоке.

Утром рассказал сон его брату и описал неведомый мне подвал. Оказалось, что это подвал того дома, из которого их семья переехала более двух лет назад. Юноша подпер фанерную дверь с плакатом Джексона и повесился.

Это, наверное, единственный случай, когда я мог точно обозначить место. Обычно информация “приходит” расплывчатая, двойственная. И поэтому я не спешу с выводами.


Бывают и трагикомичные ситуации.

Женщина, мать троих детей, потеряла мужа. В слезах умоляет меня сделать хоть что-нибудь. Начинаю работать с фотоснимком, а пропавший жив-здоров и, оказывается, очень весело проводит время с молоденькой секретаршей…

Не благодарное это дело – копаться в чужом белье. Да и какое я на это имею право? Поэтому от чисто криминальных и бытовых дел отказываюсь категорически.

Пожилые супруги приносят фотографию своего сына, просят:

- Излечите его заочно. Погибает, сгорает от водки, но лечиться не желает.

Я не верю в исцеление без желания пациента (и в одной из последующих глав расскажу жуткую и поучительную историю о заочном кодировании). Это не исцеление, а безжалостное зомбирование. Однако больше для утешения родителей фотографию взял.

Что же вижу? Действительно, мужчина спивается, но его беспробудное пьянство – не малодушие, а тихий протест. Протест против бессовестно гуляющей красавицы-жены. И прежде чем исцелить его от пьянства, надо исцелить мужчину от несчастной любви. Но надо ли?


Купить скачать книгу Мистические истории из практики парапсихолога

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств