электронная книга купить скачать книгу Сергей Дубянский Via combusta Кн.2. Траектория полета Мистика

1994 год. Страна постепенно адаптировалась к капитализму, и каждый нашел свою «нишу», только у идеалиста Лешки Некрылова никак не получается приспособиться к реалиям новой жизни. Но после встречи со старым другом по пуско-наладке Женей Глуховым, все резко меняется. Правда, привлекательный мир власти и денег на деле оказывается жутким омутом; причем, омут – не аллегория, а реальное место, где из временного разлома исходит темная энергия.

Чего только не предстоит пережить героям, окунувшимся туда!.. Кто-то окажется в расколотой войной Югославии, а кто-то обнаружит себя в Пскове далекого Смутного времени; кто-то на черной мессе принесет в жертву едва народившуюся любовь, а кому-то, спасая свою любовь, придется таранить автомобиль-призрак… И во всем этом кошмаре надо не только выжить, но и спасти близких; главное только разобраться, кто остался тебе близок…

 

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА


 

 

Как купить на 20% дешевле


Отрывок из книги

 

Прошло два часа с тех пор, как Леша выбрался на трассу. Утренняя дрожь в руках давно прошла, голова просветлела (правда, мысли не стали яснее), и еще, во рту остался неприятный привкус, хотя это ж все такие мелочи!

Мимо проносились деревья, сливаясь в золотой коридор, но из-за грозового неба золото не выглядело радостным, а напоминало, скорее, могильные ограды. Серые домики возникали ниоткуда и также незаметно исчезали в кладбищенском покое, не оставляя в памяти даже названий деревень; и машины, двигавшиеся в обе стороны, заляпанные грязью, потерявшие былые яркие цвета, сливались с серым пейзажем, не нарушая общего уныния.

Леша молча смотрел вперед, пытаясь разглядеть невидимый ориентир; Юля сидела рядом, откинув голову на мягкую подушку подголовника. От тишины, скорости и плавного покачивания глаза закрывались, но в последний момент она все-таки удерживала тяжелые веки, глядя на мир сквозь решетку дрожащих ресниц; потом резко открывала глаза, секунду видела не менявшийся однообразный ландшафт, и глаза снова начинали закрываться. Она устала бороться с этим состоянием и решила не противиться ему – какой смысл, если мысли все равно разбегались, не в состоянии определиться с происходящим.

Куда мы едем?.. А, главное, зачем?.. Хорошо, что он простил меня, но как он сможет избавить нас от этого?.. А, будь, что будет – главное, мы вместе… Расслабившись, Юля забылась, склонила голову, и веки ее тут же сомкнулись.

Леша уже не думал, найдет ли бабу Шуру; сможет ли она помочь; в конце концов, жива ли она?.. Она ведь была хоть и бодрая, но очень старая. …Все неважно! Это просто бегство, - подумал Леша, только и сам не знал, от кого. От себя не убежишь. От Юли? Так она дремала рядом, и бежать от нее он не хотел; скорее, наоборот. От работы? Это тоже неправда – он не собирался возвращаться в нищенское, безрадостное существование; и, тем не менее, четко понимал, что бежит.

На мгновение даже показалось, что ему все равно, куда ехать, а Красноталье – лишь повод, изолироваться от мира за тонированными стеклами, слышать ровный гул двигателя, чувствовать послушность руля и поэтому знать, что все хорошо. Так можно было нестись долго-долго, и неважно, что какая это будет страна и что люди будут находиться по ту сторону стекол. Лишь один вопрос, как проблесковый маячок, с определенной периодичностью вспыхивал в сознании: …Все равно гонка когда-нибудь закончится, и что дальше?..

Искать ответ было бесполезно – он лежал за гранью понимания, и тогда Леша пытался отвлечься на встречные машины, на пролетавшие мимо деревни, старался представить живущих там людей и думал, а стоит ли перед ними вопрос «что дальше?» и как бы они отреагировали на Юлину историю? Может, все, действительно, бред, и для остального человечества не существует ни черных энергий, ни пробитых аур – они просто сеют, убирают урожай, водят скотину и отмечают прожитую жизнь тупо, по дням рождения?..

Узкая, совершенно прямая дорога спускалась в долину. Дальше снова начинался подъем, и оттуда, по встречной полосе, полз редкий поток машин, напоминавших Леше букашек, спешивших по лесной тропинке, каждая по своим делам.

Первой, поблескивая серебристой крышей, катилась в гордом одиночестве небольшая «Мазда». На изрядном расстоянии от нее двое «Жигулей» двигались, будто на жесткой сцепке, метрах в десяти друг от друга; какая-то непонятная иномарка все норовила обогнать их, но мешали встречные, и водитель дергался, то высовываясь влево, то снова прячась в правый ряд. Еще дальше, неуклюжим коробком, полз «КАМАЗ»; полз тяжело, отплевываясь черным дымом, и совершенно не интересовался мышиной возней легковушек. Обычно Леша перемещался по ночам и не мог наблюдать всей этой автомобильной жизни, а тут даже увлекся забавным зрелищем.

Сверху вынырнул куцый, белый, похожий на зайца, «Форд», а за ним – хищный зеленый БМВ; «Форд» испуганно метнулся вправо, но «хищника», похоже не интересовала столь мелкая добыча, и он пронесся мимо.

Псих, - подумал Леша, - по такой дороге переть под двести – улетит ведь, на фиг… Но БМВ шел уверенно и ровно, вроде, не касаясь колесами скверного, избитого трещинами асфальта. Скоро он обогнал «КАМАЗ», лихо выскочив на встречную прямо перед стареньким «Москвичом». «Москвич» вильнул, зацепив мокрую обочину; его стало разворачивать, но, слава богу, на короткий миг трасса оказалась пустой. А БМВ уже догнал непонятную иномарку, со страха спрятавшуюся за «Жигули», и пронесся дальше, обогнав всех троих сразу.

Точняк, на кладбище спешит, дебил, - решил Леша. Перед ним самим давно мотался пустой «КАМАЗ» – он не обогнал его, увлекшись наблюдениями, а теперь его грязный зад, с летящими из-под колес кусками земли, стал вдруг раздражать. Леша мигнул поворотом, резко забирая влево, и в это время БМВ, без всякой причины, прибавил скорость.

- Твою мать! - Леша видел подпиравшую сзади «Тойоту»; она висела «на хвосте» уже километров сорок.

- Что случилось? - Юля открыла глаза.

- Козел! Что он делает!..

«КАМАЗ» шел под сотню, и Леша не успевал, ни обогнать его, ни убраться назад; Юля тоже поняла, что происходит.

- Я не хочу! - крикнула она, вжимаясь в сиденье.

Оставался лишь теоретический шанс, за доли секунды все-таки успеть спрятаться за «КАМАЗ», но у Леши появился кураж.

- Свернешь ведь, сука,- прошипел он, давя газ до пола, - смертник, гребаный… ты ж хочешь жить, тварь…

Но БМВ не сдался, и у Леши не оставалось даже призрачного шанса; боковым зрением он видел, как мигали фарами встречные «Жигули», как «КАМАЗ», рискуя перевернуться, ушел на обочину, освобождая ему дорогу, но это было уже ни к чему – Леша впился взглядом в хищно горевшие, желтые «глаза» противника. Юля закричала; рванулась, зачем-то пытаясь отстегнуть ремень, и не смогла; в ужасе зажмурилась… но удара не последовало – она чувствовала, что машина продолжает с ревом нестись вперед; боязливо открыла глаза, и увидела пустую трассу; оглянулась, но БМВ как сквозь землю провалился – лишь скатившаяся в кювет благородная фура сиротливо торчала на фоне мрачного неба.

Леша вцепился в руль, побелевшими пальцами; рот его был приоткрыт, глаза расширились, волосы упали на лицо, но убрать их он не мог – это была живая маска «Безумие», на которую Юля смотрела с ужасом; впрочем, она и сама, полулежа в кресле, чувствовала будто тело уже не принадлежит ей…

Лишь минут через десять Лешино лицо приняло осмысленное выражение; он оторвал руку от баранки, попробовал поработать пальцами. Цифры на спидометре побежали к нулю, и наконец джип остановился возле небольшой рощицы. Двигатель смолк; Юля открыла окно – в салон ворвался шелест листьев, далекий рокот трактора и вороньи крики. Отстегнув ремень, Леша достал сигарету; повернулся, глядя на живую свидетельницу того, чего не могло быть в природе, и в этом взгляде читался какой-то могильный холод. Юле сделалось жутко. Тогда, спросонья, она, конечно тоже испугалась, но лишь сейчас реально осознала то, что могло случиться, и ее стала бить дрожь. Она тоже полезла за сигаретой. Леша чиркнул зажигалкой. Так они и сидели, глядя на трепетавшие под налетевшим ветерком, березки; не зная, что сказать друг другу.

Начал Леша, закурив вторую сигарету.

- Я сумасшедший? - спросил он.

- Ты нет, а тот, который на БМВ… он все-таки свернул, да?

- Если я не псих, то я проехал сквозь него.

- Как это?..

- Не знаю. Если б я дернулся вправо или влево, от нас осталось бы мокрое место – получается, я проехал насквозь. Скажи, такое может быть?

- Не знаю, - Юля вылезла из машины. Оказывается, так приятно стоять на твердой земле, слышать ее звуки, чувствовать запахи и, самое главное, ощущать себя живой. Подошел Леша; сорвал веточку и долго смотрел на желтый листок с тоненькими прожилками и черным пятнышком посередине – наверное, он думал о том же самом.

Наконец, Леша докурил, обернулся, внимательно глядя на джип; не спеша, обошел его, ища следы касания с БМВ, но бока остались гладкими, хоть и заляпанными грязью; положил руку на еще горячий капот.

- Юль, я не могу сейчас вести.

- Но я ж не умею… - Юля растерялась.

- Однажды у тебя неплохо получалось, - он усмехнулся.

Юля хотела оскорбиться сравнению ситуаций, но поняла, что Леша просто не в себе – он даже не на грани срыва, а уже за гранью, и другого выхода нет, если они не собираются торчать здесь несколько часов.

- Хорошо, - она вздохнула, - только скажи, что надо делать.

- Юлька… - Леша обнял ее, - прости, но сейчас я, правда, не могу следить за дорогой… я люблю тебя....

Как долго она ждала этого признания, сказанного не в пьяном беспамятстве, а вот так, нежно и проникновенно, но ее собственные эмоции увез тот проклятый БМВ, и Юля лишь устало улыбнулась.

- Я тебя тоже люблю. Только ты не злись, если я буду ехать медленно и что-то делать не так, ладно?

- Конечно, ладно! Я тебя научу – это совсем просто.

Джип пару раз заглох, прежде чем Юля тронулась, но на дороге она освоилась и даже пыталась объезжать ямы; правда, не всегда удачно. Наверное, со стороны это смотрелось смешно – огромный джип, ползущий пятьдесят километров по пустой трассе, но им обоим было плевать на все. Леша сидел, откинувшись на сиденье, и тупо смотрел вдаль.

Заговорил он километров через десять; не поворачивая головы, будто обращался в пространство:

- Я действительно проехал сквозь него. Я не закрывал глаза и видел, как наш «кенгурятник» вошел в зеленое... там не было ни двигателя, ни кузова... в зеленый воздух. Понимаешь, это был мираж или призрак – не знаю, но его не существовало.

Юля напряженно смотрела на дорогу, нервно дергая руль, отчего машина, рыскала, но Леша не делал ей замечаний – главное, они уезжали от того страшного места.

- Как думаешь, у нас бывают миражи?

- Не знаю, - Юле было сложно, вести машину и одновременно думать о чем-то постороннем.

- Не бывает, - продолжал рассуждать Леша, - тем более, миражи – явление статичное, а мы оба видели, как он мчался, и не только мы. Тогда, возможно, это призрак. Автомобиль-призрак – такое только в книжках бывает…

- Я устала, - сказала Юля на подъезде к очередной деревне.

- Останови, - Леша положил руку ей на колено, - я уже нормальный, так что отдыхай.

- Да нет, - она остановилась, едва не перегородив узкую дорогу, - я могу еще ехать, только руки от напряжения сводит. С непривычки, наверное, - она виновато улыбнулась, сжимая и разжимая кулачки, - мог бы и раньше научить.

- Ты умница, - Леша сжал колено, - вернемся, сразу отправлю тебя сдавать на права – обещаю!

Они поменялись местами; джип, тут же набрал скорость и понесся вперед, распугивая кур, гусей, а заодно, бродячих собак, мирно спавших в придорожном кювете.

- Леш, - теперь Юлина голова была свободна для мыслей, - а ты не думаешь, что кто-то очень не хочет, чтобы мы доехали?

- Ты все-таки считаешь, что это мистика?

- Я ничего не считаю. Ты сам сказал про призрака.

- Ну, если так, значит, мы едем в правильном направлении.

Снова воцарилось тишина. За время, прошедшее после мнимой аварии, все другие вопросы, даже их собственные отношения, проходили фоном к единственной задаче, над которой каждый бился в одиночку.

- Все-таки скажи, куда и зачем мы едем? - спросила, наконец, Юля.

- В том-то и дело, что я не знаю, зачем, но нам туда, точно, надо. Вот, как хочешь, так и понимай.

Они снова замолчали. Казалось, в машине сидят два посторонних человека, которые очень хотят познакомиться, но не представляют, с чего начать, медленно и неуверенно нащупывая нить разговора.

Джип свернул на проселочную дорогу; решив, что путешествие подходит к концу и скоро начнутся какие-то события, Юля достала бутерброды.

- Есть будешь?

- Не хочу. А ты ешь.

Она вытащила один, с сыром, и принялась жевать, безразлично глядя в окно.

Вокруг простирались убранные поля; вдалеке урчали тракторы, пуская в небо сизые струйки дыма и оставляя после себя полосы вспаханной земли, которые сжирали блеклую желтизну стерни, и поле чернело на глазах. Картина навевала грусть – наверное, потому что черного цвета становилось все больше, а желтого, все меньше.

Джип грузно переваливался в колее, выжимая языки грязи, возникшей после вчерашнего дождя; они выползали, как паста из тюбика, и ложились позади ровной жирной лентой. Юля наблюдала за ней в зеркало и думала, насколько разнообразен мир – разве есть хоть что-то общее между городом и тем, где они находились сейчас?.. Так, почему б не быть еще одной разновидности мира, которую мы не можем наблюдать так явно? А ведь кто-то живет там и не знает ничего другого...

Снова выкатившись на асфальт, джип побежал быстрее, и скоро по сторонам появились домики за невысокими заборами.

- Приехали, - объявил Леша весело, - конечный пункт нашего географического назначения – Красноталье.

Юля вдруг поняла, почему он молчал всю дорогу – он ждал еще чего-то страшного; похоже, не признавшись вслух, он все-таки поверил, что БМВ – не оптический обман и не плод больного воображения, а результат действия непонятных темных сил; и теперь все закончилось!


купить скачать книгу Via combusta Траектория полета мистика

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств