электронная книга купить скачать книгу Сергей Дубянский Госпожа Клио. Заходящее солнце Мистика

Самый загадочный продукт жизнедеятельности человека – это творчество. Сами авторы говорят, что лучшие строчки им нашептывает невидимая и неосязаемая Муза, а, вот, начинающему писателю Жене Прохорову одна из славной девятки – Муза истории Клио, почему-то решила явиться воочию. Оказывается, она – рыжая, выглядит лет на тридцать, и ездит на стареньком коричневом «Опеле».

КНИГА ВТОРАЯ. «ГОСПОЖА КЛИО. ЗАХОДЯЩЕЕ СОЛНЦЕ».

В отличие от первого раза, Женя неправильно истолковал подсказки Клио и новый роман (о средневековье) не получился. Раздосадованная Муза бросает утратившего доверие подопечного, но Женя – человек упрямый и находит собственный путь в прошлое; только оказывается он не в эпохе крестовых походов, а у древних инков, причем не в роли наблюдателя, собирающего материал для книги, а Найплама – жреца темного бога Ланзона…

 

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА


 

 


Отрывок из книги

Когда солнце прошло три четверти своего ежедневного пути, природа пробудилась, и вместе с ней проснулась Ранча. Найплам наблюдал, как девушка спрыгнула в воду и, побарахтавшись несколько минут, вылезла обратно. Отплывать дальше она не решилась, потому что выпученные глаза кайманов, еле заметные над водой, зорко следили за каждым посторонним предметом. На крошечных островках, поросших темно-зеленым камышом, вновь появились птицы. На водопой пришло семейство тапиров – им повезло, потому что люди были сыты, а два небольших каймана, наблюдавших за ними, не могли справиться с такими крупными животными.

- Сколько еще нам плыть? - спросила Ранча, - я не узнаю этих мест, - но в ее голосе больше не чувствовалось тревоги. Либо она смирилась с неизбежным, либо тоже поверила в прозорливую мудрость Ланзона.

- Я не знаю, - ответил Найплам, - но нам должен быть какой-нибудь знак. Главное, не пропустить его.

- А если мы попадем туда, где заканчивается страна Великого Инки и живут дикие племена людоедов? Мне рассказывал о них отец.

Найплам ничего не знал о людоедах, поэтому лишь молча пожал плечами. После дневного зноя голова все еще была тяжелой, и разговаривать не хотелось…

Наконец солнце коснулось далеких горных вершин, и поранившись о них, выпустило сгусток крови. Кровь растекалась по небу, и даже пролетавшие мимо белоснежные цапли на какое-то время делались алыми. Дневные птицы исчезали, раздосадованные, что их яркое оперение потеряло привлекательность, зато появились летучие мыши, как и все вокруг реки, промышлявшие рыбой. Появился, пока еще бледный и поэтому не такой зловещий, хвост Крылатого Змея…

- Смотри! - воскликнула Ранча, указывая вперед.

Найплам, наблюдавший за летучими мышами, повернул голову и увидел мост, точь-в-точь такой же, как в окрестностях Чавина, только здесь он был шире и длиннее. От него отходила узкая дорога, как и все остальные, сделанная из пирка.

- Может, это и есть «знак»? - спросила Ранча.

- Похоже, - ответил Найплам, понимая, что скоро стемнеет, и они не смогут различить никаких других знаков.

- А если нет? Как мы можем проверить?

- Мы сойдем на берег и дорога обязательно приведет нас в Кахамарку.

Ранча с сомнением посмотрела на жреца, но выбора у нее не оставалось. С тех пор, как они оказались посреди сельвы, понятный ей мир прекратил существование, а в мире, созданном Ланзоном, она ориентировалась плохо.

- Дальше пойдем пешком, - повторил Найплам, видя, что девушка в нерешительности ждет конкретных указаний.

- Хорошо, как скажешь, - Ранча взялась за весло с таким азартом, словно спешила на долгожданный праздник, а не на встречу с неизвестностью, которая, возможно, пострашнее Крылатого Змея.

 

Плот пришлось бросить прямо у берега, потому что вытащить его на песчаную отмель два человека просто не могли. За ночь его наверняка унесет течением, и больше они не увидят его никогда, но эту мысль никто вслух не произнес. Может быть, потому, что внимание приковала дорога, а, может, каждый из них усомнился в существовании Чавина и самой возможности вернуться туда.

Если над рекой еще оставалось достаточно света, то заросли, вплотную подступавшие к воде, уже превратились в звериную шкуру, чуть отливающую серебром. Животное, вроде, затаилось, и только легкий ветерок выдавал его дыхание. А дальше простиралась бесконечная, бесформенная масса темно малахитового цвета, готовая навечно поглотить целые города и народы, не говоря уже о двух маленьких людях. Просека, экономно сделанная лишь на несколько метров шире самой дороги, казалась напрямую ведущей к богам.

- Мы будем идти столько, насколько хватит сил, - твердо произнес Найплам.

- Ночью в сельве опасно, - предупредила Ранча, - ягуары и пумы выходят на охоту.

- Они не страшнее Крылатого Змея, - усмехнулся Найплам и этим ответом снял все остальные сомнения.

Ранча двинулась первой, держа наготове копье. Найплам шел чуть сзади и видел ее силуэт. От этого становилось спокойно – даже спокойнее, чем от мыслей о Ланзоне.

Наверное, когда из пещеры, где нет никого, кроме бога, выходишь в мир, населенный множеством самых разных существ, понятия смещаются. Это происходит не потому, что бог становится менее могущественным, а – более далеким, и чтоб исполнять его желания, необходимо преодолеть массу мелких проблем, до решения которых никогда ни снизойдет его божественная сущность…

Река осталась позади, но пока еще очень отчетливо доносился ее воркующий голос. Она не принесла им бед, и значит, если вернуться назад… Но Найплам знал, что они не вернутся. По крайней мере, сейчас.

Довольно быстро миновав прибрежные заросли, они углубились в сельву, и мгновенно тьма выросла, достигнув неба. Даже Крылатый Змей заглядывал сюда с опаской, через узкую щель просеки. Зато сама сельва, казавшаяся с реки темно-зеленой, монолитной глыбой, вдруг ожила. Хотя зрение не могло различить ничего, чувство, которое каждый человек унаследовал от родоначальников своих айлью, подсказывало, что она следит за каждым шагом сотнями черных глаз. Она дышит, и если замереть, то можно услышать, как она шепчет глупым людям о вечности и мгновении, которые для нее соединились воедино.

Сначала Найплам не слышал этот интимный голос. Для него сельва наполнялась голосами сотен существ, реально звучащими в кронах деревьев, зарослях молодого сурибио и густой вязи лиан. Они сливались в единый хор, и эта песня притупляла восприятие. Только когда ужасный пятнистый «солист» – ягуар перекрывал его грозным рыком, замирало все, и даже Ранча опасливо приседала, на всякий случай поднимая копье.

Время текло медленно, но при этом совершенно незаметно, ведь когда отсутствуют зримые ориентиры, невольно окунаешься в бесконечность. Ты делаешь шаг, и она смыкается за твоей спиной, как темнота. Как вода в черном омуте. Темнота и бесконечность постепенно становятся единственными реальностями, объединившись в емкое слово – мрак. Остальные существа из плоти и крови, обитающие в них, являются лишь отображением этого самого мрака.

Именно тогда Найплам ощутил дыхание Па-ке-ну – лесной колдуньи, которая завлекает охотников и обнимает их так, как не может обнять ни одна женщина, рожденная женщиной. Сначала она поедает их глаза, потом тело, чтоб, в конце концов, добираться до сердца. Если б не Ланзон, охранявший своего жреца, он бы тоже устремился на поиски лесной колдуньи, как случается со всеми простыми смертными… А, может, дело и не в Ланзоне, а в стройной фигуре с копьем, то появлявшейся из мрака, то исчезавшей вновь всего в нескольких шагах впереди?.. Ответа на этот вопрос не было, и Найплам решил не искать его, боясь, что тот может оказаться неожиданным, разрушающим все, происходившее с ним до этого.

Справа возникла прогалина, на которой путем ежедневной борьбы, бамбук сумел отвоевать у сельвы крошечный пятачок земли. Подняв голову, Найплам увидел, что небо светлеет. Правда, это еще нельзя было назвать утром, просто Крылатый Змей распустил свой хвост прямо над ними. Значит, он совсем близко и надо собраться с силами. Эх, если б найти сосуд и черную ламу!..

Найплам замедлил шаги, и Ранча, почувствовав это, остановилась.

- Ты устал? - спросила она, - или хочешь есть?

Найплам посмотрел на нее скептически. Ну, сколько можно повторять этой глупой женщине одно и тоже?.. Однако ноги его гудели от непривычно длительной ходьбы, и он все-таки решил сдаться. Тем более, Ранча уже развернула листья, извлекая куски холодного мяса.

- Ешь. Этого Ланзон тебе не может дать. Это могу только я.

Найплам уселся прямо посреди дороги, потому что заросли бамбука казались непроходимыми, а чуть правее и чуть левее, словно гигантская паутина, готовая ловить, и человека, и зверя, раскинулась на кустах и деревьях прочная сеть лиан. В призрачном сиянии спутанные плети создавали причудливые фигуры, но воображение уже устало придумывать им достойные сравнения, поэтому Найплам перестал обращать на них внимание. (Его привлекал лишь кусочек неба с его понятными и однозначными обитателями). А, вот, Ранча сумела усмотреть узкую тропинку, идущую по границе бамбуковых зарослей.

- Пойду, посмотрю, что там, - сказала она, мгновенно растворяясь среди неясных образов ночи. Послышалось противное чавканье, но это был привычный звук сельвы, по которой лишь коварный ягуар, да изворотливые змеи могли перемещаться бесшумно.

В этом лесу от смерти до разложения проходит всего мгновение. Деревья, задушенные лианами и задыхающиеся без солнечного света, умирают и падают, а вечная сырость разъедает их, превращая в зловонную массу. Трава и опавшие листья пытаются приукрасить ее ядовито коричневый, с разводами плесени, цвет, но стоит только ступить на их поверхность, вся истинная сущность проступает наружу…

Шаги Ранчи потерялись в звуках сельвы, и тут Найплам почувствовал… нет, страхом это нельзя было назвать, скорее, чувство незащищенности. Вроде, Ланзон ушел вместе с Ранчей, и теперь неизвестно, с кем предстоит биться первым – с Крылатым Змеем, ягуаром или мраком, грозящим принести его в жертву Па-ке-ну.

Состояние это длилось недолго, потому что Ранча появилась внезапно, как и исчезла.

- Там стоит хижина, - сказала она, - такие строят для умерших и оставляют все, необходимое в следующей жизни.

- Может, там есть пустой сосуд? - спросил Найплам.

- Конечно! Там много сосудов, я просто забыла, - голос девушки сделался виноватым, - я сейчас принесу.

- Пойдем вместе, я выберу нужный, - Найплам поднялся, сделал шаг, и провалился в густую кашу. С трудом вытащил ногу, волоча куски грязи. Нет, лучше продираться через бамбук, всегда выбиравший наиболее высокие и сухие участки.

Найплам ступил в сторону от маршрута, проложенного Ранчей, и вскрикнул. Успел только почувствовать боль, как Ранча уже опустилась на колени, ощупывая его ступню.

- Это не змея, - сказала она облегченно, - это побег бамбука, но рана глубокая. Я найду что-нибудь, останавливающее кровь. Подожди здесь.

Найплам опустился на сухой, но негостеприимный островок земли и вытянул ногу. Боль практически прошла, но он чувствовал, как теплая влага, пульсируя, выбрасывается из его тела. Ее оставалось еще много, и если Ранча поторопится с лекарством, то все будет хорошо. (Несмотря на то, что сознание призывало к бдительности, Найплам закрыл глаза. Если б Ланзон принимал молитвы, имело б смысл обратиться к нему за помощью, но Великий Бог всегда приходил сам).

Темнота, возникшая перед глазами, вдруг окрасилась странным сиянием, весьма соответствовавшим окружающему миру, над которым всей своей массой навис Крылатый Змей. Шум сельвы при этом зазвучал сладостной песней. Больше всего Найплам боялся, что это была песня Па-ке-ну…

Сияние, то становилось ярче, то тускнело, и Найплам понял, что из него возникает лицо. Очень странное лицо, которого просто не могло существовать в реальном мире, и в то же время, оно не являлось и лицом Ланзона. Значит, все-таки Па-ке-ну пришла за ним.

У нее была белая кожа, рыжие волосы и зеленоватые глаза. Удивительное сочетание. Как у колибри, пленяющие своей яркостью, и одновременно пугающее неестественностью. Рядом с ней Ранча выглядела одной из тысяч, совершенно неприметной, и даже красота ее казалась обыденной, как горы, окружающие тебя на протяжении всей жизни…


купить скачать книгу Госпожа Клио. Заходящее солнце

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств