электронная книга купить скачать книгу Сергей Дубянский Пятая жизнь Мистика

Для Юли – молодой, интересной, но не слишком счастливой женщины, главной отдушиной являются сны, в которых она общается с неизвестным ей мужчиной, и это доставляет ей несказанную радость. Однажды ей кажется, что случайный прохожий – это и есть человек из ее сна. Пытаясь понять, что с ней происходит, Юле удается заглянуть в свои предыдущие жизни, три из которых оказываются пусты и бессмысленны, и только в одной, самой первой, имелось нечто, от чего невозможно избавиться, даже если очень захотеть…

 

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА


 

 


Отрывок из книги

- А зачем бороться? Жизнь – это не борьба. Жизнь – это гармония всеобщей любви. Она насквозь пронизана божественным, надо только настроить себя на определенную духовную волну.

- Интересный ты мужик, - усмехнулся Николай, - какую-то странную религию проповедуешь, но мне интересно. Давай дискутировать дальше, все равно делать нечего. Значит, говоришь, любовь?.. О, черт!!.. - воскликнул Николай, выворачивая руль.

Тяжелый трейлер накренился, пошел юзом, сволакивая за собой кабину. В его внутренностях что-то жалобно заскрипело. Борис успел схватиться за ручку, но его сумка полетела на пол, откуда-то выкатилась бутылка минералки, а монтировка вместе с гаечным ключом запрыгали по кабине.

Через несколько секунд трейлер выровнялся. Николай сбросил скорость и вытер пот.

- По логике мы обязаны были перевернуться, - сказал он, - и похоронили б нас среди банок с килькой. Надо убрать его, иначе кто-нибудь точно разобьется.

Машина плавно остановилась.

- Кого убрать? - не понял Борис.

- Ты что, не видел? Там бревно лежит посреди дороги, - Николай высунулся из кабины, собираясь сдать назад.

Борис взглянул в огромное, как трюмо, зеркало заднего вида. Дорога виделась прямой и абсолютно чистой. Свет луны достаточно хорошо освещал ее вместе с темными неподвижными деревьями по обочинам. Вдали двумя крохотными точками маячили фары автомобиля и больше ничего. Николай, видимо, увидел ту же картину.

- Это глюки, - он вздохнул, - представляешь, я совершенно отчетливо видел толстенное бревно, лежащее поперек дороги. Такое иногда бывает от переутомления – всякая хрень начинает мерещиться. Хотя сейчас-то с чего б?.. В Ростове я выспался у Сашкиной подружки. В таком состоянии хоть до Москвы можно пилить без остановок. Бред какой-то… - он снова завел двигатель.

Настроение заниматься философией пропало. Оба молча вперились в выплывающую из темноты серую ленту асфальта. Деревья все быстрее побежали назад, превращаясь в бесконечную, черную стену. Такой однообразный вид притуплял внимание даже больше, чем посторонние разговоры.

- Долго нам еще ехать? - спросил Борис после довольно длительной паузы.

- По моим прикидкам часа полтора, если не меньше, но я не вижу ни одного населенного пункта. Обычно на таком расстоянии от города уже должны появляться какие-нибудь деревни, дачи, а здесь ни огоньков, ни автобусных остановок.

- Да, действительно, странная трасса, - согласился Борис, - там за нами шла машина. Может, дождемся и спросим?

- Не надо машин. Я тебе только что рассказывал случай из жизни. Навсегда научили, как ночью останавливаться на трассе, - Николай демонстративно втопил газ, - по идее, другой трассы здесь быть не может, так что доедем с божьей помощью.

Фары выхватили возникшую, будто ниоткуда, человеческую фигуру.

- Смотри! - воскликнул Борис, показывая на нее пальцем.

- Вижу. Откуда она взялась? Неужто ночью по лесу бродила?

Согбенная старуха в лохмотьях стояла, опершись на палку, и пристально смотрела на них. Глаза ее сверкали странным зеленоватым блеском. Когда трейлер проносился мимо, она взмахнула своей клюкой, раскинув руки, словно крылья.

- Ведьма, не иначе, - испуганно заключил Николай.

Борис высунулся в окно, подставив голову встречному ветру, но старухи на обочине уже не было.

- Черт, по-моему, это из серии твоего бревна…

- И часто у вас такое творится? - спросил Николай.

- Не знаю. Я не местный. Просто бывал здесь и знаю, где находится рынок. Но в прошлый раз я въезжал со стороны Москвы.

- То есть, этой дороги ты тоже не знаешь? Весело…

- Кстати, и машин почему-то нет, кроме… - Борис снова высунулся в окно, - смотри! Они догоняют нас!

Свет фар приближался, прыгая по темным кронам деревьев. Незнакомый автомобиль пошел на обгон, и оба увидели, что это открытый кабриолет с длинным угловатым капотом. Такие выпускались в начале двадцатого века и сохранились они, наверное, только в музеях. Этот же летел со скоростью не менее ста километров, едва касаясь колесами земли. Борис успел различить мужчину сидящего за рулем и рядом женщину с развевающимися темными волосами. Лиц, конечно, разглядеть не удалось, но ему показалось, что глаза их сверкали так же, как у старухи.

Кабриолет бесшумно промчался мимо. Еще несколько секунд впереди белел обод его запасного колеса, укрепленного на багажнике, и красные задние фонари. Потом он исчез, растворившись в темноте, потому что свернуть ему было просто некуда – за все время пути им не встретилось ни одного поворота. Казалось, эта дорога не допускала никаких вариантов и отклонений, четко ведя к неизвестной, но конкретной цели.

- Что это было? - спросил Борис.

- Понятия не имею. Мистика какая-то, - держа баранку одной рукой, Николай несколько раз перекрестился, потом коснулся пальцами икон, - Господи, помоги мне благополучно доехать… - он повернулся к Борису, вспомнив прерванный разговор, - а ты кому молишься в таких случаях? Всеобщей любви?.. Это ж какие-то дьявольские козни…

Борис мог бы ответить, что по его мироощущению никакого дьявола нет. Если бы он существовал совместно с богом, и бог до сих пор не победил этого носителя зла, значит, они равны в своем могуществе. Следовательно, и дьявол способен создать точно такой же мир. То есть, вопрос заключается не в том, что именно сделано, а в том, кто это сделал. И тогда еще неизвестно, кто есть истинный «источник жизни», а кто его наглый оппонент – все дело только в личных симпатиях…

Но в создавшейся ситуации любые теоретические дискуссии стали неуместны. О том, что они видели бесполезно спорить; от него можно либо отмахнуться, как мы отмахиваемся в жизни от многого недоступного нашему пониманию, либо попытаться исследовать, но как?..

Видения исчезли. Вокруг простиралась обычная ночь, и самая обычная дорога стелилась под колесами трейлера.

- Я не знаю, что это, - откровенно признался Борис, - но оно, скорее всего, нас не касается. Оно живет своей жизнью, законов которой мы не понимаем, потому что мы не обладаем личным восприятием.

- Я уже обладаю, - мрачно усмехнулся Николай, - не могу сказать, что это восприятие оказалось приятным.

Борис промолчал. В его понимании личное восприятие не являлось взглядом стороннего наблюдателя. Это в лучшем случае – впечатление, а восприятие – это когда получаешь встречный импульс и чувствуешь на себе его прикосновение. Хотя какая теперь разница?.. Может, это коллективная галлюцинация, вызванная естественными физическими или медицинскими факторами? Теперь все прошло, и через час возникнут первые дома городских новостроек.

Больше они не нарушали ровный гул двигателя глупыми рассуждениями, окунувшись каждый в свои собственные мысли. Борис прикрыл глаза. Бессонная ночь давала о себе знать и никакие фантомы, проносящиеся за окнами кабины, не могли победить естественную усталость.

 

- Ну, наконец-то! - радостный голос Николая, словно расколол сон надвое.

Борис тут же открыл глаза и увидел стандартную дорожную развязку с распускающимся от широкого виадука цветком обводных дорог. За развязкой плотными рядами, сливаясь в единую, зримо надвигающуюся темную массу, высились громады многоэтажных домов. Николай притормозил перед въездом на мост.

- И куда теперь? - он посмотрел на Бориса, - я не вижу ни знаков, ни указателей.

Борис тоже присмотрелся внимательнее, хотя узнать местность не смог бы в любом случае – не настолько хорошо он знал город, тем более, его окраинные районы. Смущало другое: во-первых, им не встретился пост ГИБДД, что противоречило не только системе борьбы с терроризмом, но и элементарным принципам работы автоинспекции. Как можно не контролировать выезд из города? Нонсенс. А во-вторых, в домах не светилось ни одно окно. По теории вероятности не могло быть, чтоб в огромном микрорайоне никто не бодрствовал. Кто-то должен читать, смотреть телевизор, пить водку, заниматься сексом или страдать бессонницей, в конце концов…

Хотя, может, произошла авария на электростанции, и город обесточили? Такое предположение успокаивало, хотя и являлось маловероятным. Но никто уже не боролся за правдоподобность версий – требовалось хоть какое-то объяснение.

- Рынок находится в центре, - сказал Борис, - поэтому поехали вперед.

Трейлер медленно въехал на мост. В свете фар ослепительно белые линии дорожной разметки на гладкой, без единой выбоины поверхности асфальта казались нанесенными только что, специально в их «визиту». И, вообще, в городе отсутствовали привычные кучки пыли и мусора. Борис решил, что центр выглядит не так идеально.

- Да уж, за дорогами здесь следят, не то, что у нас, - сказал Николай с завистью.

Проспект уходил вдаль продолжением трассы. Шестнадцатиэтажные махины чередовались с плоскими, сплошь остекленными зданиями торговых центров, к которым вели широкие подъезды, а на площадках стояли оставленные хозяевами машины. Перпендикулярные улицы уходили в темную пустоту, замыкавшуюся черной стеной. А дома все бежали навстречу, сменяя друг друга…

- Я не думал, что это такой огромный город, - сказал Николай, взглянув на часы, - мы едем среди этих коробок уже минут десять, а конца им не видно. Прямо, как Москва.

- Я тоже не думал… - ответил Борис задумчиво. В прошлый раз он видел, так называемый, Северный район – основную городскую новостройку, и она совсем не походила на то, что они видели сейчас. Однако другого такого крупного города в радиусе нескольких сотен километров быть просто не могло.

- Пока ты ничего не узнаешь? - спросил Николай.

- Нет.

- Тогда поехали дальше.

Дизель взревел, и этот звук эхом отозвался во дворах мертвого города.

- Слушай, мы здесь уже были, - сказал Борис неожиданно, - я помню супермаркет с флагом на крыше.

- Этого не может быть. Мы едем все время прямо. Наверное, здесь таких несколько.

- Вот за этими домами, - Борис показал вперед, - будет кафе. Стеклянный кубик. Слово «кафе» написано какими-то витиеватыми буквами и…

Он не успел договорить. Кафе действительно возникло сразу за шестнадцатиэтажной «свечкой». Николай резко затормозил, по привычке прижавшись к тротуару, хотя за все время движения по городу они не встретили ни одной машины.

- Ты можешь объяснить, что происходит? - спросил он, доставая очередную сигарету.

- Не могу, но подозреваю, что это какой-то другой город.

- Какой? - голос Николая сделался испуганным, и курил он, часто затягиваясь, вроде, боялся не успеть насладиться вкусом. Взгляд его переместился на иконы, с которых тоскливо взирали лики святых.

- Помолись, - предложил Борис.

- К черту!.. - Николай выбросил в окно недокуренную сигарету и увидел, как она мгновенно исчезла, едва коснувшись асфальта. Наверное, поэтому здесь и было так чисто – все лишнее сразу исчезало, - сматываемся отсюда! - он вдавил газ, при этом резко выворачивая руль.

Трейлер развернулся, с трудом вписавшись в габариты проспекта… но прямой, как стрела магистрали, которая привела их сюда, больше не существовало. Вместо нее возникла стена домов, а асфальт сворачивал влево, теряясь за неизвестно откуда взявшимся таким же мертвым парком.

Николай сначала выругался, потом воскликнул с такой надеждой, словно от согласия или несогласия Бориса зависело, что произойдет с этим миражом дальше:

- Так не бывает, понимаешь?!..

- Понимаю, - Борис согласился, но город продолжал стоять так же нерушимо, и ничего в нем не изменилось.

Николай снова остановился. Закрыл лицо рукой, потер виски.

- Бред какой-то…

- Надо сходить на разведку, - предложил Борис, - посмотреть в витринах, чем здесь торгуют. Может, попадется газетный киоск. Узнаем время и место.

- Чем здесь торгуют? - в глазах Николая появилось какое-то безумное выражение, - заодно узнай, не нужна ли им килька в томате. Каспийская. Двадцать пять тонн. Первый сорт. Все документы в порядке… если они, конечно, проверяют их в этом дурдоме, - он рассмеялся бессмысленным идиотским смехом.

Борис уже открыл дверь, когда Николая, видимо, посетил проблеск сознания.

- Подожди! А если ты исчезнешь так же, как мой «бычок»?

- Ничто в мире не исчезает, - Борис спокойно повернулся в его сторону, - мы можем умереть, но та частица божественного, которая существует в любом предмете или явлении, обязательно найдет себе место. Я не могу исчезнуть, поэтому и смерти не боюсь.

- Ты псих, - заключил Николай и добавил, помолчав секунду, - хотя я уж и не знаю, кто здесь псих. Может, именно, такие, как ты, и выживут, в конце концов…

Борис не стал слушать дальше и легко спрыгнул на землю; почувствовал под ногами привычную твердость асфальта и прохладу ночи, не ощущавшуюся в душной кабине.

- Не уезжай без меня, - сказал он, обернувшись, - я скоро вернусь.

- Куда ж я уеду? - Николай нервно рассмеялся, но, видимо, то, что Борис не исчез, вселило в него определенную надежду. Может, действительно ему дано нечто большее, благодаря его несуразной вере?

Он смотрел, как Борис направился к домам. Сколько его ждать? Час? Два? Скользнул взглядом по светящемуся циферблату. …Интересно, что произойдет с рассветом? Оживет ли город?.. Вообще, бывает тут рассвет?.. - заглушив двигатель, Николай закрыл глаза и откинулся на спинку сиденья. Мертвая, не нарушаемая даже комариным писком тишина тисками сдавила голову, - а, может, я умер? И этот город реконструированная преисподняя?..

Он резко привстал, уткнулся лицом в приборную доску и начал судорожно целовать иконы; все подряд, ползая по сиденью и чмокая губами. При этом в сознании проносились обрывки молитв, то ли слышанных в кино, то ли выхваченных из брошюрок, которые часто совали ему в кабину «Свидетели Иеговы»…

 

Борис не знал, куда идти, поэтому, как всегда, решил положиться на интуицию. Перешел улицу, но вступив на тротуар, снова остановился. Жаль, что он забыл сигареты, но возвращаться не хотелось. Он несколько раз глубоко вдохнул чистый, совсем не похожий на городской воздух, чутко прислушиваясь к собственным ощущениям. Свернул на какую-то неширокую улицу без названия, и не спеша, направился вдоль домов.

Страх, мимолетно возникший при встрече со странной старухой и призраком автомобиля, давно прошел. Скорее всего, это был даже не страх, а эффект внезапности от столкновения с непознанным. Но что плохого оно могло принести ему? Ничего, потому что самым страшным для человека всегда являлась смерть, которой в действительности не существует. Все остальное можно пережить, перетерпеть и даже суметь отыскать ту самую божественную искру, которая обласкает тебя, вселит уверенность, ведь никто не знает, во что обратится завтра твоя искра. Может в то самое, что сейчас так пугает тебя…

Борис с любопытством остановился перед огромным магазином, разглядывая выставленную за блестящим стеклом одежду. Идеально отглаженные костюмы, длинные вечерние платья на безголовых манекенах… Нет, все не то. Не затем его привезли в этот город, чтоб разглядывать витрины. Не бывает ничего случайного – именно здесь он должен отыскать то жизненно важное, что пытался найти в реальной жизни. Все только для этого, а бедняга Николай просто попал «под раздачу».

Борис уверенно пошел вперед, даже не стараясь запомнить обратную дорогу. Он знал, что всегда сможет вернуться, если этого потребует его дальнейшая жизнь, и совсем неважно, каким способом он это сделает.

Улица постепенно сужалась, и дома становились все меньше. Теперь они напоминали послевоенные бараки, которые наспех возводили силами военнопленных, чтоб обеспечить хоть каким-то жильем бездомных победителей. Магазинов стало меньше, в основном какие-то покосившиеся лавки. Борис больше не останавливался в поисках газеты и не старался познать мир, в котором оказался. Он почему-то знал, что времени у него осталось не так уж много, чтоб тратить его по пустякам. Он должен успеть!

Тем более, это совсем не та улица, на которую мне надо попасть – с этим меня ничто не связывает… Свернул, и пройдя по узкому безликому переулку, вместо асфальта вдруг ступил на брусчатую мостовую; даже поскользнулся на гладких камнях, но удержался, вскинув руки. Поднял голову.

Остроконечные башни венчали двухэтажные домики, стоявшие тесно прижавшись друг к другу, переходя один в другой, как неровный частокол. Плотно закрытые ворота и задвинутые ставни создавали иллюзию чего-то бесконечного и непрерывного. Первая возникшая мысль заключалась в том, что это не просто другая улица, а другая жизнь.

Борис огляделся. Хотя улица и выглядела такой же безжизненной, как и все остальное, но здесь появились запахи. Сначала свежего хлеба, потом конюшни, хотя ни пекарни, ни лошадей он не видел. Запахи висели, будто облачко и из них можно было выйти, сделав всего несколько шагов.

Неожиданно прилетел невидимый дым, наполнивший пространство мерзким запахом горелого мяса и паленых волос. Запах двигался вместе с ветерком, а, значит, был живым.

Несмотря на отвращение, Борис пошел в том направлении, откуда распространялась вонь, становившаяся все гуще, постепенно превращаясь в тошнотворный смрад. В глазах стало пощипывать. Дым сделался видимым, скрыв дальние дома.

Другой жизни в этом городе нет, - подумал Борис, - и только там, куда я иду, можно узнать, что мне тут надо...

Метров через триста ему открылась площадь, и на ней находились люди. Не безголовые манекены из витрины, а живые люди, которые двигались и разговаривали между собой на незнакомом языке.

Борис прислушался. Язык оказался не таким уж незнакомым. Сначала в подсознании всплывали отдельные слова. Из их сочетаний, вкупе с интонациями, стал складываться смысл, и вдруг он почувствовал, как в голове открылся какой-то новый канал информации – он уже не только понимал язык, но и думал на нем, а люди не просто обрели знакомые лица – он знал многих из них. Причем, эти знания не вызывались напряжением памяти – все происходило настолько естественно, что он ощущал себя частью этой жизни со всеми подробностями и недоступными историкам мелочами. …А, вот, трейлер с перепуганным водителем (как же его звали?..) – это плод буйной или больной фантазии…


купить скачать книгу Пятая жизнь

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств