электронная книга купить скачать книгу Сергей Дубянский Деревянный каземат Мистика

Если художник, действительно, талантлив, душа натурщика после смерти продолжает жить в его портрете, но веками висеть в галерее очень скучно, поэтому персонажи картин хотят любой ценой вернуться в материальный мир. Сделать это совсем не сложно, особенно если тебе помогает сестра жены великого Рубенса, за долгие века пережившая сотни подобных превращений – главное тут, правильно выбрать жертву, у которой можно позаимствовать тело. С другой стороны, у каждой жертвы есть Ангел-Хранитель, и даже если человек не верит в него, он обязан исполнять свой долг. За кем останется победа, неизвестно, но, в конечном итоге, в теле должна обитать всего одна душа…

 

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА


 

 


Отрывок из книги

 

 

- Кать, и все-таки у тебя что-то случилось, - уже собираясь спать, мать в очередной раз заглянула в комнату.

- Мам, говорю ж тебе, ничего не случилось!

Как мне надоела эта опека! Я, блин, уже достаточно взрослая девочка, чтоб делиться только тем, что сочту нужным, а не докладывать с порога, какие оценки сегодня получила… С другой стороны, конечно, целый день общаться с безответными помидорами ей не слишком интересно…

- Мам, иди спать, - Катин голос стал почти ласковым, - все у меня нормально.

Демонстративно вздохнув, мать закрыла дверь.

Наконец-то! - Катя откинулась на диван и уставилась в потолок, - что можно объяснить, если я сама ни фига не понимаю? Сказать, что я влюбилась? Но как можно влюбиться с первого взгляда в человека, против которого изначально настроен негативно? Так не бывает, и уж, по крайней мере, в моем возрасте. А что это? Как пишут психологи, недостаток секса? Ну, было такое первые полгода после развода, но ведь прошло. А сколько интересных мужчин вокруг!.. Тот же Димка: холостяк; так сказать, с перспективой. Работали мы с ним душа в душу, и это запросто можно перевести в отношения – я ж вижу – он не против. Но с ним я не чувствую того, что было сегодня… Катя вновь посмотрела на свою руку. Нет, мыло уже уничтожило даже невидимые следы. Осталось только странное ощущение, будто твоя энергия утекает – голова начинает кружиться, наступает слабость и вместе с этим, легкость, которой хочется отдаться; которая поднимет тебя не только над землей, но и над всеми твоими тревогами и проблемами. Может, так и должна выглядеть любовь?..

Ну, какая любовь? - Катя повернулась на бок, - любовь – это… Тут она запнулась, вспомнив свою единственную, реальную любовь к бывшему мужу. Обычно она старалась не делать этого, потому что глаза сразу наполнялись туманом, но сейчас воспоминание выглядело жутко примитивно и приземлено; даже самой сделалось смешно оттого, что она могла называть таким красивым словом сожительство, усугубленное совместным ведением хозяйства.

Возврат к прозе жизни вернул и ощущение времени. Катя посмотрела на часы. Хотя завтра спешить ей было некуда, но одно осознание глубокой ночи, рефлекторно подталкивало организм ко сну. Она зевнула. …Все. Утро вечера мудренее… Застелив постель, быстро разделась и юркнула под простыню. Сознание уже подготовилось к тому, чтоб отключиться от дневных треволнений, но инстинкты еще цеплялись за воспоминания. Ощущение своего тела в его естественном виде и ласковые прикосновения чистой ткани рождали фантазии…

Стоп, девочка, спустись с облаков, - она перевернулась на спину (теперь потолок превратился в темную бесконечность), - не забывай, о ком идет речь. Это же сексуальный маньяк, принуждающий к связи всех своих сотрудниц. Интересно, как он это делает? Так же, как со мной, или другими методами?.. А что такого он сделал? Взял за руку и пригласил поужинать? Разве в этом есть криминал?.. Просто он весь какой-то… какой-то такой, какого мне не хватает, и словами объяснить это невозможно.

И что дальше? А дальше, завтра мы поедем ужинать, и будь, что будет… Последняя мысль была одновременно тревожной и радостной, возбуждавшей воображение и стиравшей границу между страхом того, что уже знаешь, и восторгом, о котором можешь только догадываться. Все сразу успокоилось в ожидании завтрашнего дня.

Все будет очень красиво… – это определение вызвало неожиданные ассоциации, и Катя увидела себя в театре. Она стоя аплодировала актерам, выстроившимся на сцене. Аплодировала вместе с остальными зрителями, только все были одеты в смокинги и шикарные платья, а она – абсолютно голой. Никто не замечал ее наготы, и ее саму это тоже нисколько не смущало.

Овации казались бесконечными, но вдруг вспыхнули декорации; потом рухнул занавес, вздымая снопы искр и заволакивая зал едким дымом. Люди бросились прочь, толкаясь, давя друг друга, а ее беснующаяся толпа очень бережно вынесла на улицу. Сразу стихли крики и люди исчезли, растворившись в воздухе; осталась только одинокая фигура мужчины, медленно уходящего вдаль. Катя бросилась за ним… и проснулась, видимо, наяву пытаясь повторить движения, обусловленные сном. Проснулась с ощущением не просто жалости оттого, что он уходит, а какой-то вселенской тоски… Несколько минут лежала без движения, вновь привыкая к своей комнате. Ей не хотелось, чтоб все заканчивалось так, как она поняла свой сон.

А, может, я неправильно поняла его? Надо купить сонник; хотя бы так, для прикола, а то гадай тут, что все это значит? Говорят ведь, что в снах заключена правда, если их правильно истолковать. Театр…

- Театр – это новые знакомства, - услужливо подсказал уже ставший привычным голос, - а голая ты, потому что дура.

- Я не дура! - мысленно воскликнула Катя.

- Сонники говорят – если тебя выносят из театра, значит, ты уступишь настойчивости незнакомого мужчины. Поэтому и дура. Аплодисменты – это твой каприз. Вспыхнувшие декорации – внезапная страсть. Уходящий мужчина… это просто уходящий мужчина. Тебе что-то непонятно?

- И что теперь делать?..

Собственно, голос не сказал ничего нового (да и откуда б ему знать новое?) Катя ж сама догадывалась, что все закончится именно так, но трепетный огонек, не гаснущий на протяжении всей жизни, обещал вернуть уходящего мужчину обратно.

- Я не знаю, что делать, - отчетливо послышался вздох, - я предупреждал, чтоб ты держалась подальше от всего этого, но тяжело работать с дурами. Нет, я тебя, конечно, не брошу, - успокоил голос, - к сожалению, нет у меня такого права. С другой стороны… помнишь, у Гоголя в «Ревизоре» унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла? Так вот, ты похожа на нее…

- Причем здесь какая-то вдова? - обиделась Катя.

- А причем здесь любовь, о которой ты думаешь? Тебе, между прочим, грозит гораздо большая беда, чем то, что тебя, в конце концов, бросят.

- И какая же?.. - Катя не испугалась, но ведь внутренний голос – это интуиция, а в ней всегда присутствует доля правды.

- Ты слишком много хочешь – я ж не прорицатель, а хранитель. Я пытаюсь предупредить глупости, которые вы собираетесь натворить. Но вы ж, упрямые ослы, и ничего не хотите слушать!.. Может, завтра вечером все-таки останешься дома? - тон «хранителя» сделался просящим, - там фильм интересный по телевизору. Премьера, между прочим.

- Какой фильм?! - возмутилась Катя, - неужели ты не понимаешь, что если я не пойду, то буду мучиться всю оставшуюся жизнь! Может, это единственное настоящее…

- Все-все-все! - Кате даже показалось, что воздух в комнате всколыхнулся от взмахов, то ли рук, то ли крыльев, - я понял. Ладно, спи. Ох, и нахлебаюсь я еще с тобой!..

Спи, спи… - Катя почувствовала, как голос удаляется, превращаясь в комариный писк, и открыла глаза, когда солнце шкодливо ползало по ее носу солнечным зайчиком.


купить скачать книгу Деревянный каземат мистика

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств