электронная книга Рафис Кадыров. Предел прощения. Действия, Все о чем-то за окном купить и скачать книгу(политика)


Дорогой читатель! Я с большим интересом прочитал предложенную вашему вниманию книгу, в которой, как писал Пушкин, сочетание «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет». Мы, молодые жители Башкортостана, в 90‑е годы — учащиеся школ и вузов, экономику, в сущности, учили по Кадырову: и не только по изданиям, которым он помогал дойти к читателю (первым ласточкам осмысления новой экономики), но и по его практической деятельности: ведь в экономике нового мира он был, поистине первопроходцем.

Оттого и мысли и боль этой книги — не только автора. Он разделил и эти раздумья, и эту боль со всеми нами, которые жили там же, тогда же и тем же. И мы являемся живыми свидетелями всего описанного, порой, для постороннего человека — невероятного и чудовищного…

Книга жжет и руки, и сердце, и разум. Она — не только о Кадырове. Она — обо всех нас тогда. И — сейчас. Мы ведь все это помним… В чем основной урок давних, но не затянувшихся доселе ран? Попробую суммировать кратко.

В начале 90‑х годов уже теперь прошлого, ХХ века в нашей стране жили люди, которые верили в простые вещи. В то, что власть должна избираться людьми, быть ответственной перед народом, выборы должны проходить на альтернативной основе — чтобы гражданам страны было из кого выбирать.

А были и другие люди, которые верили, как в каменном веке, только в большой топор и право неандертальского вождя убивать и съедать всех, кто усомниться в его праве на власть. Эти люди с пещерной моралью и политической подготовкой питекантропов в начале 90‑х годов объединились, нашли исполнителя их воли. Вручили ему каменный топор вместе с правом расколоть череп любому, кто скажет: «ответь перед людьми!».

Многих рубил каменный топор примитивной, дофеодальной, по сути своей, власти. Многие познали неумолимую дикость его приговоров и звериную ярость его неудовольствия.

Эта книга оставит глубокий след в сердце каждого читателя. Один из них, Владимир Кудряшов из Москвы, оставил такой комментарий: «Прочитал с интересом, но с болью в сердце. Как же все это можно было вынести на своих плечах одному человеку?! Это потрясающе!». Мне же остается только присоединиться к этим пожеланиям, а всем читателям — обязательно прочитать эту книгу. И, рекомендуя эту книгу самому широкому кругу читателей, хочу пожелать ей счастливого пути к аудитории. Ведь у книг, как и у людей, есть своя судьба. Особенно у таких, которые жгут руки и будят совесть…

Николай ВЫХИН,

независимый экономический эксперт.


 

 


Отрывок из книги

 

Он зашел ко мне в кабинет, положил на стол пистолет, вытащил тротиловую шашку, поставил взрыватель и зажег бикфордов шнур. Положил на стол бумаги и попросил подписать их для оплаты, сказав, что ему за все заплачено, что уже передал эти деньги своим родным и терять нечего. Те будут жить богато, а он выполнит то, что должен.

«Вся жизнь в секунду пронеслось перед мысленным взором …» — пишут в романах, описывая такие обороты событий. Но в реальности нет такой секунды: ты занят своими мыслями, дрожишь, потеешь, переживаешь или еще хуже — описался от страха, уже мертв, все для тебя решилось.

У тебя есть только мгновение, все остальное не существует. Решение за тобой. Или начинаешь раздавать имущество, принадлежащее жителям республики, или взорвут в твоем офисе. Охрана тут не поможет. Чтобы попытаться защищаться, используя телохранителей с оружием, надо создать собственную ОПГ и при этом она должна быть сильнее, чем те, с кем пришлось соприкоснуться. Группировки создаются профессионалами, они злые гении мира, для них это — судьба, начинать с такими криминальную войну бесполезно, если только не хочешь стать среди них главарем.

Когда заходят, кладут взрывчатку на стол, целятся пистолетом или вытаскивают гранату и высказывают требования, остается несколько мгновений и надежда, что фитиль потушат, может, не выстрелят и гранату спрячут.

А если не дать им такой возможности, они подкараулят тебя в другом месте и без разговора взорвут или пристрелят в подъезде, бросят гранату или просто воткнут нож.

Мне оставалось, защищать жизнь самому и рассчитывать все свои действия и слова. Выживешь, если сможешь управлять сознанием каждого наемника.

Если тебя решили убить — сделают. Они профессионалы. Единственная возможность спастись — повлиять на их сознание.

Они для меня стали богами, ангелами смерти, имеющими право забрать мою жизнь или оставить ее.

При том эти суровые ребята прошли не простой путь, имеют сложную психологию и свои взгляды на окружающий мир. Их нельзя обмануть, если хочешь остаться в живых, даже пытаться это делать. Они имеют жестокий опыт, жизнь уже многому научила. В отличие от успешных, счастливых людей, которым не хватает времени для того, чтобы думать о себе и об окружающих, у них были годы, а зачастую десятилетия размышлений в одиночестве, в ограниченном пространстве. Высокомерно посчитаешь их дураками — тебе конец.

Нужно было исключить случайности, использовать сложившиеся обстоятельства правильно, только с одной целью — выиграть время.

Один на один — трудное психологическое противостояние. Когда участников более десятка, это похоже на политику. Появляются определенные правила и хитрости, которые отработаны веками. Так как количество участников переходит в качество, появляются элементы политического противостояния сил. Это дает шанс не только убедить их, но, если сумеешь, переиграть. Солнцевским говоришь: вот, ребята, люберецкие хотят так, а может, встретитесь с ними и сделаете пока так? Пусть договариваются, это займет время. Ты же искренне хочешь вопрос решить. Они вроде договорились, приходят, а ты им уже, как знакомым, жалуешься: вот я занимаюсь главным вашим вопросом, а тут тамбовские волки, молодняк, отвлекают. Скажите, чтобы они очередь соблюдали! Скажут, главное, не врать. Все должно быть реальным и проверяемым. И в конце они должны свое получить, но, конечно, не от тебя, а с тобой заработать то, что хотели выбить. Тогда зачем тебя убивать? Хороший банкир — живой, всегда пригодится.

Пришли как-то влиятельные люди из известной в те годы группировки в кабинет и стали угрожать, что мне конец. Тут в приемной послышался шум, кто-то кричал секретарям, что не будет ждать: «Мы предупреждали, что заглянем, пропустите нас. Сотрем всех в порошок!» И далее — не литературно.

Они не хотят ждать, и их не интересует, с кем я говорю. Дверь пинком выбивается, два охранника моего посетителя выхватывают пистолеты и направляют в сторону погромщиков. Ворвавшиеся — серьезные ребята из другой группировки. Но они не планировали начать стрельбу сходу и остановились со словами: «О братаны, вы что ли здесь? Наше почтение, он ваш!» Быстро договорились, что не стоит двоим курировать ситуацию, моя жизнь достается тому, кто пришел первым.

После этого мои двери перестали ломать, стали ждать, пока пригласят войти, а там уж все сначала, полный набор приемов — вымогательство, угрозы по полной схеме. Каждый миг в сложившейся ситуации превращался в последний.

Фитиль зажжен, невидимые часы запущены. Твой ход.

Здесь важно быть за пределами времени и обстоятельств, вне этих событий. Ты обязан прочитать то, что в сознании незваного гостя и, опередив, согласиться с ним… Запустить в его мозг код, через который можно будет управлять ситуацией. А этим кодом может быть все. Допустим, он хочет 3 миллиона долларов США, а ты ему предлагаешь три и еще 8 миллионов, но пополам. За ними надо слетать во Владивосток, порт там тебе задолжал. Создать ситуацию, чтобы он подумал, что для него так будет лучше. Сумеешь, решишь вопрос.

Но сначала его самого нужно вывести из этого пространства и времени. Для его со знания время и реальные обстоятельства тоже должны перестать существовать. Отвлечь его внимание какой-то любопытной информацией из области, в которой он себя считает специалистом. Человек, в каких бы обстоятельствах не находился, остается любознательным.

Хорошо, если у него уже есть об этом знания. Так как это обязательно всплывет в голове и на какое-то мгновение станет главным.

Пусть на секунду, но этого хватит мозгу, чтобы ухватить интересную для него информацию. А то, что бикфордов шнур горит, отодвигается в сторону, становится неважным. Начинает мешать и даже раздражать. На время можно и потушить, никуда не денется, потом можно снова зажечь.

Каждому — свое, ко всякому — свой подход. Тогда я начал разговор как специалист по взрывным устройствам, хотя в действительности в армии был техником расчета по применению радиоуправляемых ядерных мин. Учился города и страны взрывать, а как работать с обычными взрывными устройствами знаком так, поверхностно.

Но ничего, подойдет и тротил. Хоть на секунду мысли его отвлечь чем-то от горящего бикфордова шнура. Вспомнил учебу в армии в учебном подразделении под Москвой, в Нахабино. Говорю: «Мне нравится этот тип взрывчатки, особенно для разрыва тросов». (Причем тут тросы, хотя их действительно не просто красиво отрезать взрывчаткой). Рельсы, трубы легко взрывать, а вот тросы тяжелее, надо правильно расположить взрывчатку. А если сделать как профи, взрывом трос режется так, словно острым мечом отрублен. Такой красивый разрез.

А огонь горит, шнур короткий, на столе лежит пистолет, и тебе пока неизвестно, кто он — больной или профессионал?

Но сознание у всех работает по определенным закономерностям: принимаем информацию, анализируем и реагируем на неё. Мы все управляемы, как окружающими людьми, так и обстоятельствами.

Конечно, нашли с ним общий язык. Я ему ничего не заплатил, даже объяснил почему, и он с этим согласился. Мы с ним сработали так, что заказчики ему потом сами заплатили больше, чем должен был получить от меня. Заказав кого-то, берешь обоюдоострый меч. Можешь и сам порезаться. Поэтому и заплатили.

Расстались мы друзьями, как со многими моими ангелами смерти. А напоследок он сказал: «Если кого надо грохнуть, для тебя сделаю бесплатно!»

Выбивая общими усилиями деньги, они через несколько месяцев превратили меня в специалиста по психологическому воздействию. Заплатить кому-то из этих группировок было равноценно оплатить свою смерть.

Нужно было их убедить, что заказчик должен заплатить им больше. Для этого вынужден был в течение года вести с ними переговоры. Терпеть, когда к виску приставляют пистолет и нажимают курок, и ты не знаешь, есть там пуля или нет. Лечить синяки и сломанные кости.

Каждый раз после очередных угроз и долгих переговоров, как бы это сегодня не казалось банальным, выдержать все мне помогало одно: я закрывал глаза и видел длинные очереди людей возле нашего офиса в Уфе, которые принесли свои приватизационные чеки и терпеливо ждали, когда их примут. И все они сдали их под мою личную и вечную ответственность.

И радовался, что еще одно мгновение выиграно и все их средства целы. Знал, что мне, наверняка, не выжить, с этим смирился давно, и это перестало волновать. Беспокоило другое: как же так, почти каждая семья в республике останется без своей доли собственности. Эти люди поддержали меня. А я, ради сохранения своей жизни, должен раздать их имущество кому-то. Я этого делать не мог. Ребята, которые получили заказ на меня, это поняли где-то через полгода — год, и потихоньку исчезли из моей жизни.

В новую эпоху советские люди вступили с тяжелым прошлым. Более 70 лет они жили в тоталитарном государстве, но в обществе у простых граждан существовал моральный кодекс. Каждый человек, как бы им судьба не распорядилась, в какие бы тяжелые условия не поставила, сохранял в своем сознании что-то светлое, человеческое.

Столкнувшись с теми, кого многие привык ли свысока называть бандитами, я понял, что, прежде чем исполнить заказ, они проверяли информацию и, если убеждались в том, что не виновен, свою злость переносили на тех, кто «заказал». Даже преступники в нашем народе имеют свой моральный кодекс.

Они понимали, что нельзя грабить собственность миллиона людей. Но, прежде чем на тебя «наедут» те, кто принимает решение, мне нужно было месяцами выдерживать осаду исполнителей. И терпеть…

***

Весной, когда проклевываются первые зеленые листочки, вспоминаю нечаянный взгляд из окна на деревья, росшие рядом с моим офисом неподалеку от Кремля. Ныне это здание Дворянского собрания.

Я не видел ничего, кроме своей работы, старался решить задачи, поступающие из более чем ста филиалов банка, уставал от множества ежедневных переговоров.

А тут поднял голову и увидел зеленеющие ветки. Из глаз потекли слезы, не верил, что вижу первые листочки, не надеялся, что увижу. Но мне было суждено узреть, как они выросли, затем пожелтели, как выпал первый снег.

Мы решили все вопросы, сохранили собственность населения и жизнь каждого из своей команды. Можно было начать инвестирование финансовых ресурсов.

Для этого с начальником валютного управления полетели в Лондон для согласования условий работы. Это меньше, чем могли инвестировать год назад в экономику республики, но достаточно для решения всех задач.

Но хорошее на земле измерено, плохое — не имеет ограничения. Ты преодолел трудности, но правил жизни не создаешь. Пожалуйста, переходи на следующий уровень, где уже не будет людей, там правят бал не люди от власти, натянувшие на себя личины людей. Они, в отличие от преступников, не посчитались со своим народом и ограбили все, что мы сохранили.


Купить скачать книгу Предел прощения. Действия, Все о чем-то за окном

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


Узнайте, как организовать банкет и не разочаровать гостей. Полная инструкция.
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств