электронная книга Минина Бориса Алексеевича "Близкий свет" купить и скачать книгу близкий свет поэты России борцыПублицистика. Сборник

 


Поэтический материал для этой книги подбирался давно и долго, наверное, десятилетия. Главный принцип его отбора среди океана других, самых разных, - мобилизующая сила, призыв к действию гражданских идеалов. А вот прозе - всего несколько лет, которые всем нам ясно показали, что и последнюю, капиталистическую революцию мы старательно гробим. Так же успешно, как мы это сделали в отношении к идеалам социализма.

Подобранные здесь стихотворения и эссе упакованы нами по нескольким довольно условно отграниченным темам, которые, я надеюсь, смогут последовательно привести нас к мысли, что, во-первых, «Дальше так жить было нельзя» и, во вторых, что есть, есть у нас шанс,  есть «Пути, надежды и уверенности» в том, что Россия будет жить - лучше других и найдет свой прекрасный путь среди «Света и теней в узком коридоре нашей цивилизации».

Читая ее, мы вместе с ВАМИ, дорогие читатели, должны будем убедиться, что у России есть вполне реальный шанс найти свой, самостоятельный, и в то же время совместный с Западом и Востоком, Севером и Югом путь, чтобы пройти по нему, не выламывая руки собственному народу и не по чужим костям. Может быть даже, создавая цивилизацию, которая со временем, возможно, будет названа альтернативной.

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА


 

Как купить на 20% дешевле


 

.......................В первых двух разделах мы будем цитировать стихи таких авторов, как:

Вероника АЛЕХИНА (рукописи);

Владимир ВЫСОЦКИЙ («ВЫСОЦКИЙ - ПОЭТ И ГРАЖДАНИН» - М.: «Литературное зарубежье», ок. 1990);

Евгений ЕВТУШЕНКО (ОТЦОВСКИЙ СЛУХ - М.: Советский писатель, 1975; ИЗБРАННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ, т.2. - М.: Художественная литература, 1975; УТРЕННИЙ НАРОД, М.: Молодая гвардия, 1978);

Николай ЗАБОЛОЦКИЙ. (ПОЭТИЧЕСКАЯ РОССИЯ. М.: Русская книга, 1996);

Василий ЗАХАРЧЕНКО (ЗОВ ГНЕЗДА - М.: «Звонница», 1995);

Игорь ТАЛЬКОВ (МОНОЛОГ. - М.: «Художественная литература», 1992);

Владимир ТУРАПИН (БЕРЕГИТЕ СЕБЯ ДЛЯ РОССИИ. - М.: «Голос», 1992);

Александр ФЕДОТОВ (ГОЛГОФА. - М.: «ВАСХНИЛ», 1991) и

Сергей ЦЫГАНКОВ (РАЗДУМЬЯ. - М.: ВиМ, 1996).

Если какие-то небольшие отрывки в тексте не помечены фамилиями или инициалами, то это из уважения к их авторам: слишком уж хорошо они нам всем известны.

Дважды или трижды я посмел стихи не сокращать - просто нечего было из них выбросить.

Смысла я нигде не менял: я безоговорочно признаю, что талантливые поэты чувствуют тоньше и раньше, видят дальше и передают прочувсвованное ими лучше других. И отвечают на многие вопросы точнее и образнее нас-непоэтов: болтунов-политиков, кружевников-экономистов и тем более простых технарей-исполнителей. - Нет, конечно же, талант зарыт в каждом из нас. Но этому «каждому» нужен невероятный по мощности импульс, нравственный стимул, чтобы этот талант проснулся… Пока это удается лишь совсем немногим.

В общем-то собранные здесь стихи, увы, явно непопулярны. Они не развлекательны. Но зато воодушевляют и мобилизуют. Наверное, время их пришло. Или во сяком случае подходит.

ВДОХНОВИЛИ МЕНЯ взяться за начало работы, за поиск новых и отбор ранее уже полюбившихся мне стихов для этого сборника - и главное, как потом оказалось, совсем не простого труда по его завершению, - как и положено, прекрасные женщины:

Мария Минина-Смыченко, русско-украинка, моя мама, светлый образ которой - это для меня образ миллионов матерей, в последнюю, самую страшную войну сохранивших и воспитавших своих сыновей,  переживших нелегкое прошлое нашей страны и переживающих сейчас окончание уже уходящей от нас мрачной эпохи Рыб;

Виктория Никитина, сумевшая не только выжить Войну, причем в концлагере Освенцим (её номер 39953), но и сохранить облик Человека с большой буквы;

Валентина и Светлана Муравьевы - белоруска и украинка, давшие крепких сыновей для новой, только-только надвигающейся эпохи Водолея;

Наташа Балдина, Вера Прохорова и Елена Лазарева, русские девушки, оценить любовь которых я сумел слишком поздно;

Людмила Оливериусова, Цанка Илиева и Ева Штеффенс, типичные дочери своих народов, помогавшие мне в тот наш застойный период получать у себя, в более открытых тогда странах, сколько-то глотков свежего воздуха,

Наиль Абашилова, истинная дочь своего прекрасного кавказского народа аварцев, совсем короткая встреча с которой успешно помогла мне начать преодоление давнего и довольно прочного неприятия менталитетов этого региона, и, наконец,

Марина Фролова, моя коллега, помощь которой при работе над этим сборником была для меня самой осязаемой.

Всем им мой низкий поклон.

 

 

ОБ ЭТОЙ КНИГЕ

Говорят, стихи, как и музыка, - это высшее проявление нашего космизма, нашей духовной связи с космосом.

Во всяком случае, они -  связь времен:

… во все века
поэты — шпионы будущего.
Это оно — их ЧК.

Очень высокого качества
нам сообщил, например,
сведения стукаческие
об Одиссее Гомер.

Ну а Шекспир всем нациям
верно служил, как пес.
В веке своем, в семнадцатом,
он на двадцатый донес.

Это Евгений Евтушенко.

Я любил и люблю стихи этого поэта. Конечно, не все из тех, которые мне известны, но очень многие. Думаю, десятка два-три. Это много. У других поэтов, песенников, исполнителей мой личный выбор куда более скромный.

Стихи большого писателя, поэта - это вся наша жизнь, во всей ее сложности, и каждый видит в них то, что ему близко.

Стихи талантливого поэта - это и содержание, и отточенная форма. Ибо только красивая, блестящая форма позволяет читателю не отвернуться от страницы, заставляют сглотнуть ту суть, ради которой и пишется то или иное стихотворение. Блестящая форма - нестандартный язык, удачный стилистический оборот, неожиданное сравнение…- все это признаки яркого творчества, привлекающего нас и сразу, и через сотни лет.

Стихи великого поэта - это и блестящая форма, и великая суть. Иногда она касается  по-настоящему масштабных вопросов, жизни и смерти целого поколения, целого народа. И даже человечества в целом. Величие такого человека, увы, чаще всего видится через десятилетия и даже века.

Нас здесь будут интересовать великие произведения наших талантливейших поэтов-современников, переживших с нами вместе все последние трагические десятилетия ушедшего века, поэтов, сумевших этот трагизм  увидеть и показать всем его так, как многие из нас в упор не видели. Или не могли, или не хотели.

Давайте несколько отойдем от общепринятого узкого смысла слова ПОЭТ как стихослагатель и поднимемся до более широкого, которое включает всех истинных творцов, остро, ранее других чувствующих и талантливо передающих нам свои чувства. Точно так же, как хорошо известно расширенное понятия слова «изобретатель»: это создатель не просто железных конструкций, а вообще «конструкций» – систем, устойчивых при воспроизводстве. Эта устойчивость появляется там, где они, эти системы, представляют после реализации продукцию, нам (людям) полезную или приятную. И, кстати будет заметить, созданную тоже наверняка поэтически, чувственно, а не сухо рационально (о решающей роли чувств и эмоций в изобретательстве см., например, блестящую книгу Жака Адамара «ПРОЦЕСС ИЗОБРЕТЕНИЯ В МАТЕМАТИКЕ» или Дьердья Пойя «МАТЕМАТИКА И ПРАВДОПОДОБНЫЕ РАССУЖДЕНИЯ», их сейчас переиздают).

Поэт передает нам то, что он чувствует раньше других. Он делает прорыв во времени, предугадывает будущее, он предостерегает от опасности или, наоборот, восторгается прекрасным, за которое призывает бороться.

И поэты, и изобретатели творят. Результаты их творчества отличаются прежде всего высокой эффективностью, то есть превышением результатов – «полезности» и «приятности» (мощности двигателей, яркости экранов телевизоров, правдивости образов…) над затратами (потреблением энергоресурсов, времени чтения…). Таким образом, они создают сверхсуммарный («креативный», «системный»…) эффект – это когда 2+2 больше, чем 4. В живой природе такое хоть и нечасто, но бывает и проявляется в виде, например, рождения блестящего таланта от слияния двух слабых, совсем бесцветных родителей, это усиление яркости состава при смешении двух малозаметных органических веществ... Человек умеет делать изобретения целеустремленно и сознательно. В том числе и в социальной сфере.

Конечно, после создания творческие продукты со временем «стареют»: либо отпадает проблема, либо кто-то другой открывает и конструирует что-то еще более эффективное. И о старом постепенно забывают. Либо к нему привыкают как к само собой разумеющемуся. Смена концепции после «революций» и «перестроек» - научно-технических и социальных - отменяет целые пласты старых проблем (хотя зачастую прививает другие, куда более острых).

Так, появление электричества привело к забвению в массе паровых двигателей, введение принципа оплаты всего ущерба, наносимого автомобилем, или в конце концов исчерпание нефтяных запасов (интересно, что раньше?) приведет к постепенному переходу на другие виды топлива, а учет всех видов ущерба от «самодвижущихся повозок», «рычащих гробов» - к массовому отказу от них вообще. Возможно, это произойдет от возникновения непреходящего желания не наносить друг другу ущерба.

Стареют и стихи. Стихотворение Е. Евтушенко «НЕРВЫ», написанное, очевидно, в начале шестидесятых, было актуально ещё лет двадцать-тридцать назад, в эпоху самого развитого социализма. Но перестройка сумела снять многие проблемы, требовавшие от нас нечеловеческого напряжения нервов для общения с себе подобными. - Хотя для слоя других, не сумевших перестроиться и вообще не умеющих работать, возникли другие, не менее трудные проблемы выжить, не переучиваясь. Если неумелость совсем уж катастрофическая, а желание заработать сокрушительное, появляется криминал… Но на него требуемые приемы уже совсем другие, не поэтические.

В общих словах раскрыть суть морального старения в отношении технических изобретений сумел еще Карл Маркс. Но чтобы решить вопрос методически, нам потребовалось почти два десятилетия. Получилась изящная, хотя и не простая формула для расчета Срока морального износа. Со временем она блестяще подтвердилась на сотне реальных примеров и сейчас используется для расчетов Ранга изобретений с присуждением изобретателям технических и социальных новшеств творческой степени общественного развития - аналога ученой степени, но только по критериям общественной полезности сделанного.

А вот за определение срока морального износа в духовной сфере - стихов или картин или музыкальных произведений - мы даже и не думаем браться.

Достоевский: Народ - не то, что он есть, а чем он хочет быть. Очень часто истинно великое замечают только потомки. Что читали современники Пушкина? - в основном развлекательное, что поют из Высоцкого до сих пор, даже на юбилеях!? - только развлекательное. Великое остается «на потом». Поэзия Игоря Талькова - да она вообще вся для будущего!

Сегодня - это то самое будущее.

В талантливых художественных произведениях нас часто поражает не только и не столько суть поднятой проблемы, но яркость формы, радующая нас сама по себе. Но увы, зачастую мы замечаем только форму, не вдаваясь в смысл. Понимая это, даже настоящие поэты, писатели, барды, художники, стоящие на голову выше основной массы, вынуждены тратить огромные силы именно на форму как на способ донесения нужного до всех нас. Хотя и это зачастую не помогает: каждый из нас упорно видит только то, что хочет видеть. В эпоху самого застойного социализма, которое народило нам столько талантливых поэтов-бунтарей, «народ-победитель» в эпопее социалистической революции, даже после явного провала её - нет, не идеалов, а их реальных воплощений - все еще продолжал верить в идеи «равенства и братства». Хотя отдельным прозорливым и всем их врагам и злопыхателям - тогда было ясно, что мы находимся в глубокой яме.

Словами одного из самых замечательных наших исследователе будущего, футурологов, Игоря Васильевича Бестужева-Лады, мы семь раз делали и ещё делаем попытки  вырваться из ямы: «Сначала это были Ленин 21-23 годов, потом Хрущев, Косыгин, Андропов, Горбачев, Ельцин… Оказалось, что бесклассовое общество невозможно». Но я бы начал с Петра 1, потом продолжили Александр 1, Столыпин и даже Ленин 17-го. Ибо наша социалистическая революция была тоже очередной попыткой России вырваться из бездонной ямы. Видимо, тогда это было не её время, ведь для каждой исторической эпохи - свои, ей предназначенные люди и страны…

И вот теперь 10-я попытка: Путин на середине своего пути. Сможет ли он что-то сделать для России? Ведь, по всем пророчествам, приближается её время! Вопрос, сможет ли она сейчас в полной мере воспользоваться своим шансом? - Конечно, через рынок, через организованную соревновательность (иначе нельзя), но в социальных целях? Это - ее будущее, ее близкий свет.

Но тогда, полвека назад, пролетарий был абсолютно уверен в своей абсолютной и единственно непогрешимой миссии. И глаза Его видели всё в этом слепившем его свете.

Вспомним песню Владимира Высоцкого об ученых на картошке. Вот ее первый куплет:

Товарищи ученые, доценты с кандидатами,
Замучились вы с иксами, запутались в нулях.
Сидите, разлагаете молекулы на атомы,
Забыв, что разлагается картофель на полях…

Девять десятых этого стихотворения-песни, блестяще исполняемой Автором,  – как бы измывание селян над неумелыми учеными, которых советская власть поделом гоняла в село ежегодно на помощь труженикам - селянам. С каким смаком эти девять десятых крутились через магнитофон крестьянскими парнями! А вот самый последний куплет, ради которого, очевидно, только и писалось это стихотворение, селяне в упор не видели. Вот он, полный тонкого сарказма:

…Товарищи ученые, не сомневайтесь, милые,
Коль что у вас не ладится, ну, там не тот эффект,
Мы мигом к вам заявимся с лопатами и вилам
Денечек покумекаем и выправим дефект.

Думаю, никому не надо доказывать, что текст Высоцкого напечатанный ни в какое сравнение не идет с им пропетым, тем более если это записи первых лет, под собственную гитару, никем не стилизованные, не прилизанные и тем более не под отвратительно наклеенным примитивным аккомпанементом.

Иногда писатель, чтобы проникать в зачерствевшие наши души, сам чуть ли не всю свою жизнь вынужден говорить не своим языком. Михаил Зощенко, как свидетельствуют воспоминания о нем его близких друзей, - интеллигентнейший человек. Но он всю жизнь говорил языком тех, кого осмеивал, - мещан. И лишь в одном единственном эссе он открывается. Если найдете – обязательно его прочтите, не пожалеете. Было оно опубликовано в восьмидесятых годах в журнале «Москва».

О некоторых из тех, кого мы будем здесь цитировать, любят говорить и хорошее, и плохое. И даже очень плохое. Что ж, такова сила раздирающих нас противоречий. И чем выше, чем богаче по натуре человек, тем контрастнее эти противоречия.

Увы, и поэты неоднозначны в жизни! Те из великих, кто живет или рядом с нами, или очень далеко, или кто уже покинул этот мир, в быту, в общении есть или были совсем неоднозначны - от милого чудачества до полной сволочности.

Простим их!

Они оставили нам великий продукт своей жизнедеятельности, по нему и будем судить таланты: как говорят, таланты наши - от Бога. А вот втискивает Он великие мысли, видимо, в того из нас, кто попросту вовремя попадается под руку, не очень-то вникая в личную суть каждого. Возрадуемся же тем «конечным» божественным продуктам творчества, что уходя нам оставляют эти неоднозначные великие. Может быть, только они нам что-то и оставляют: «ПО-НАСТОЯЩЕМУ КТО ЖИЛ, В НИ ЧТО НЕ ОБРАТИТСЯ» (Гёте). Остальные проедают все, что получают. Да ещё прихватывают у других. О таких кто-то верно сказал: если человек жил и умер, и всё, чем он занимался, прекратилось, значит он жил и умер как животное. И еще: если человек прожил, и никто в обществе его не замечает, то его как бы и не было вообще.

И еще: как отметил кто-то другой, КАЖДОЕ МОЛОДОЕ ПОКОЛЕНИЕ ХОЧЕТ СВОЕЙ ПОРЦИИ СЛАВЫ. Как бы вне зависимости от того, есть за что или не за что: вспомним украинскую пословицу «ХОШ ГОРШЕ, ТА ИНШЕ».

А мы на это отвечаем: давайте ж БЫТЬ, а не КАЗАТЬСЯ!

Ведь виной в актах незамечания нас бываем сами мы - все мы, взятые вместе и по отдельности: «Иным вся жизнь - одна игра, ну хоть не вынимай конфетку изо рта»… - Что же удивляться, что мы живем кое-как, что меняльных контор и торговых точек и нас во много раз больше, чем точек творческих и производящих, что расходятся у нас почти одни только детективчики и романчики, что спортзалы почти пусты, а тотализаторы, ипподромы, казино и поликлинники, платные и бесплатные, переполнены…

У нас создается свой, послереформенный менталитет прожигания жизни, в значительной степени заимствованный с Запада диск-жокеями и коммивояжерами всякой движимости.

Но этот ли фрагмент нашей жизни достоин нашего с Вами высокого почитания? Неужели из Запада, который, как говорят,  начал «цивилизовываться» за несколько столетий до нас и лишь сейчас вышел на своё плато (или даже шагнул дальше), из Запада, на который мы когда-то буквально молились,  н е ч е г о  взять, кроме того барахла, которое наши коммивояжеры успевают увидеть и прихватить с собой домой? И неужели у нас нет более высоких целей существования, чем участвовать в шоу-игрищах или в кровавых разборках? Конечно, есть, и много - об этом мы поговорим в Третьем, сугубо прозаическом разделе книги. Об этом и кой о чем другом, своем - выстраданном, заветном.

А приведенные в первых двух разделах этого сборника стихи отражают высшие, поэтически представленные, а потому прямо идущие в души,  мотивы борьбы за лучшее будущее и самих себя, взывают к разуму и чувству современников во имя движения человека к высшим, духовным идеалам существования.

У любого из поэтов таких бриллиантов – лишь очень, очень редкие вкрапления. Думаю, когда-нибудь найдется великий Издатель – патриот высшей социальной пробы, который, договорившись с каждым из владельцев авторских прав, выпустит на эту тему специальный сборник таких  бриллиантов. Мы же здесь сможем дать лишь отдельные, на наш взгляд, наиболее острые грани лучших произведений, с которыми мы знакомы вот уже несколько десятилетий.

Повторим ещё раз: конечно же, талант зарыт в каждом из нас. Но «каждому» нужен невероятный по мощности импульс, нравственный стимул, чтобы этот талант проснулся…

Пока это удаётся лишь очень немногим. Согласимся, что большинство из нас, сейчас уже немолодых, проживших вместе с Россией последние пять-семь десятилетий, часто даже не догадывалось задуматься над тем, что так хорошо, «насквозь» видели, о чем блестяще писали великие поэты в те годы.

И может быть, тем более блестяще, чем более страшна была действительность. Она-то и создавала для них тот самый мощный нравственный импульс для рождения великих творений. Не напрасно говорят, что все великое рождается «на протесте». И что человечество развивается на страданиях.

Но восхищаться нам тем прошлым, которое тогда порождало великие поэтические произведения, вряд ли стоит. Известно, что по темным улицам Ваймара, где жил Гёте, в те времена текли мутные жижи сбросов со всех домов и бегали крысы…

У нас было  почти то же, но по-своему.......................

 


 

купить и скачать книгу близкий свет поэты России борцы

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


Узнайте, как организовать банкет и не разочаровать гостей. Полная инструкция.
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств