электронная книга Алексей Шкваров. Мой сын, когда-нибудь ты встретишься со мнойстихи


 

Шкваров Геннадий Алексеевич (1937-1969 гг.) - советский поэт. После окончания юридического факультета ЛГУ им. А.А. Жданова служил в милиции. В середине 60-х годов его стихи появились в ленинградских газетах. Поступил учиться на факультет журналистики. Скоропостижно скончался в 1969 году.

Большинство стихов, вошедших в этот сборник никогда не были опубликованы. Рукописи в течение сорока лет хранились у его родной сестры Валентины Алексеевны Гуляевой. Сборник подготовил к печати и издал в память об отце его сын Алексей Геннадьевич Шкваров - русский писатель и историк.

 

 

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА


 

Как купить на 20% дешевле


Отрывок из книги

 

 

От имени отца посвящаю этот
сборник своим сыновьям, его внукам —
Алексею, Александру и Георгию Шкваровым.

Алексей Шкваров

ЗДРАВСТВУЙ, ОТЕЦ!

встреча через сорок лет

Я почти не помню отца и эти стихи, которые шли ко мне более сорока лет открыли его заново, не только, как папу, но, как Человека, давшего мне кроме жизни, кроме отчества, еще что-то очень ценное, важное, как воздух, который нужен не только нашим легким, но и нашей душе. Тончайшая невидимая, но чрезвычайно прочная нить родства нас связывала все эти годы. Наверно, так и должно было быть, только сейчас, в этих строках, я увидел его воочию, смог оценить глубину его души, вздохнуть воздухом его чувств и осознать всю бесконечность нашей с ним близости. Отца и сына. Стихи, слегка покалывая кожу странными электрическими зарядами, проникали внутрь, в мое сердце, в душу, в разум, растворяясь в них, и одновременно отвечали на очень многие вопросы, что оставались для меня загадкой до дня нашей встречи.

Что рассказать об отце, которого я почти не знал? Родился, «жил в глуши, в деревне русской…», поступил на юридический факультет Ленинградского государственного университета, закончил в год моего рождения, ушел служить в милицию, (эх, какая ж была тогда милиция…), писал стихи… Они очень быстро развелись с моей матерью… он умер. Ах, да, забыл, он поступил еще и на факультет журналистики, правда, не завершил обучение, как и очень многое в своей жизни… Все это смутно теплилось в глубинах моего подсознания, моей души. И он и я, мы сорок лет ждали нашей встречи… Она состоялась, и слово «шок» будет самым кратким объяснением, того, что испытал я.

Сын читал его строки, а видел самого себя. Его боль становилась моей болью, и наоборот, мои терзания уходили из сердца вслед за стихами. Он говорил моими мыслями, моими словами, а я читал и поражался насколько пронзительно и точно сквозь десятилетия он прочувствовал меня, как и нашу встречу — «когда-нибудь ты встретишься с отцом…» Бессильно оказалось время, бессильна смерть, ибо состоялось запоздалое, но такое нужное мне свидание с отцом. Его рука легла на мое плечо, передала свое тепло остывающему очагу моего сердца, наполнила дом — душу музыкой стиха, вдохнула жизнь и призвала к борьбе, к вечному поиску Человека. Из далекого прошлого в ушах прозвучали отцовский совет и наказ:


Если в дом твой заглянет измена,
А в душе поселится тоска,
Ты иди с фонарем Диогена
Человека и Друга искать!

Спасибо, тебе отец. Я пойду, и буду искать!

О чем его стихи? Хорошие стихи, ибо «не бывает стихов плохих, если пишет поэт влюбленный…» А он всегда был влюблен в Женщину! Он искал Женщину, он воспевал Женщину, он любил Женщину, он видел в ней Лауру и Беатриче, он творил свою Галатею. Находил, создавал и снова терял. Ненавидел, порицал, свергал с пьедесталов болью «незаживающих ран». Но «счастлив тот, кто любил и страдал…»

Душа кричала от боли, сочилась едким ядом сарказма, светила холодным огнем презрения, просила сделать «доброе дело богинь», струилась теплой грустью, нежностью и заботой. Искренность, без фальши и фарисейства, пела песню трагической любви, гимн Человеку, звенела натянутой струной, лопалась хлестким ударом правды — стального кнута… прямо по живой душе. Так мысль превращается в живую материю ценой собственной жизни. Это и есть рождение образа Человека, несущего в себе тысячелетний христианский дух Любви, отразивший всю глубину, драматургию, жертвенность русской ментальности, бросающего, именно сейчас, не только вызов той современной обезличенной толпе, олицетворяющей сплошную деградацию, материализацию сознания, омертвение чувств и, как следствие, тотальное саморазрушение, но указывающего единственный верный светлый вектор развития.

«Светить другим, сгорая… В этом назначение людей?» Лучше чем он, я сказать не смогу.

Пусть этот небольшой сборник стихов станет памятником моему отцу, примером служения людям. Он предчувствовал даром поэта свою смерть. Понимал, что сгорит. И если кто и виновен в преждевременности свершившегося, то есть Высший Суд. Его пророческие строки — «Смерти Байрона я хочу!», сбылись. Он умер от болезни в 32 года, он выбрал свою единственную верную жизненную дорогу — светить другим тихой грустью стихов и был предан ей до конца.

Вечная ему память…

Благодарный сын своего отца

Алексей Шкваров

 


Купить скачать книгу Мой сын, когда-нибудь ты встретишься со мной

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств