электронная книга Алексей Шкваров. Время грехароман


«Время греха» - роман о человеческом бытие и деньгах – религии нашего общества, загоняющей всех в глухой тупик безысходности. Сужение ментального пространства смертельно опасно, прежде всего, для женщин, ибо им по природе своей более консервативным, труднее всех вырваться из сжимающих сознание тисков тоталитарной секты нового Вавилона – царства сумрака, вырождения, мерзости, отступничества, разврата, упадка и запустения.

 

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА


 

Как купить на 20% дешевле


Отрывок из книги

 

 

Что есть любовь? Сколько умных голов билось над разгадкой этого слова. Нет, я не имею в виду физическую сторону вопроса – о ней написаны многие тома – и популярной литературы, и медицинских диссертаций от светил психологии и психиатрии до сексологии, масса бульварных и просто порнографических изданий.

Я имею в виду внутреннюю, духовную и поэтому главную составляющую этого слова. Что кроется за этими шестью буквами, которые вызывают такой спектр человеческих чувств, от самых возвышенных до самых низменных, толкающих человека на самые необъяснимые поступки, оценку которым, не даст ни один психолог. Да и сам влюбленный не сможет ничего объяснить. Интеллектуальные защитные силы организма исчезают. Человек на глазах глупеет, сходит с ума, не спит ночами, может совершить такие поступки, которые противоречат не только здравому смыслу, но и его собственным убеждениям. Любви посвящали романы классики – мэтры и мастера слова, как в прозе, так и в стихах. Бились с ней художники, стараясь отобразить на полотне, дабы человечество уберечь от нее, а может, наоборот, воспеть и прославить, поскольку сами испытали «нечто». Так или иначе, дорога у каждого своя. Хоть Толстой и сказал, (я перефразирую слегка), что все счастливы одинаково, а несчастливы каждый по-своему, я думаю – не совсем был прав Лев Николаевич. Пути к этому счастью, называемому любовью, у каждого свои, ибо неизвестно чем закончиться эта дорога, слишком уж она терниста. И никто, кроме самого влюбленного, не может определить, что вдруг произошло с ним. Да и он тоже пребывает в неведении. Потому что вопрос: «За что любят?» – абсурден. Нет на него ответа. Тайна кроется в человеческом подсознании, которое ему только ведомыми путями чтото определяет и вырабатывает установку именно на эту женщину, а не другую. А второе, это, безусловно, сама женщина, которая источает определенные импульсы, волны души, не видимые глазу, не определяемые приборами, но ощущаемые только тем, кто предназначен для их восприятия. Любые уговоры или меры воздействия на влюбленного бессмысленны. Все попытки противодействовать ему обречены на провал. При этом никогда нельзя плохо говорить о человеке, который кому-то дорог и любим. Это вызывает отторжение и неприятие самого говорящего. Внезапно вспыхнувшие воспоминания заслоняют собой все то, что произноситься в этот момент. И сами слова воспринимаются, как направленные против тебя, что, естественно, вызывает внутреннее неудовольствие и раздражение. Произносящий их, как бы сразу оказывается за незримой чертой, которая ограждает твое собственное «Я», глубоко личностное, до которого никому нельзя дотрагиваться.

Когда ты любил эту женщину, то для тебя она была святой, богиней, королевой, и никому не позволительно низвергать ее с того пьедестала, кроме того, кто ее туда воздвиг. Только он вправе решать какой участи она достойна, оставаться вечной загадкой, непостижимой и любимой, такой, какой он ее создал, или быть преданной забвению.

Любые попытки проникновения в этот личностный круг души, где место лишь двоим, вызовут инстинктивное сопротивление, как будто непроходимый лес, состоящий из высоких невиданных деревьев, сплошь усыпанных острыми шипами, и окруженный волчьими ямами, вырастет за одну секунду и ощетинится, готовый порвать любого, приблизившегося на недопустимо близкое расстояние. Так опытный сторожевой пес определяет только ему видимую границу, за которую перешагивать никому не рекомендуется без риска испытать на себе мощь удара широкой груди и стальные безжалостные клыки. Продолжение разговора в том же русле, как раз и будет нарушением этой запретной черты, на которое уже последует ответный бросок. Говорящий может не ощутить его на себе, но душа слушающего уже вцепится мертвой хваткой в его горло.

Эта женщина, какой бы падшей в глазах других не была, в его понимании она останется той, какой он ее создал и низвергнул, со всей болью, что, возможно, пришлось ему испытать от нее и которая вспыхнет сейчас с новой силой. Может, по старику Фрейду, это и есть боль сладострастия и недостижимости, которая заставляет повторять все снова и снова. Как альпинист, сорвавшийся с вершины, ободранный и покалеченный, подлечившись, поднимается вновь и вновь по недоступной ледяной вертикали. Он изучает свои ошибки, и вновь шаг за шагом, уступ за уступом, упрямо стремиться преодолеть все заново.

А надо ли это? Задай себе этот вопрос и попытайся ответить. Что тебя толкает на это безрассудство? Что заставляет стремиться наверх? Может это просто чувство самоутверждения?

Весь мир на ладони

Ты счастлив и нем…

Не хочу, не могу сравнивать Женщину с вершиной. Она – последняя, холодна, мертва и бездушна. Да, да, да, именно бездушна. Поэтому никогда ты не испытаешь тепла ее души. Никогда ваши сердца не будут связаны незримыми нитями. Вершина останется там, высоко в небе, такой же холодной и бездыханной, когда ты спустишься на землю. И второй раз ты уже не захочешь туда подниматься, ибо она тобой покорена. Но и остаться там ты тоже не захочешь, потому что она «бездушна». А человек не может жить в «бездушном» пространстве. Ему необходим воздух для легких и воздух для души!

Другое дело, если ты сам принял решение о том, что сорвавшись, и убедившись в отсутствии какой-либо цели, вершины, к которой нужно было стремиться, и поняв всю, действительно, безрассудность своих тщетных попыток завоевать ее сердце, потому что она просто этого не стоит, потому что «король-то голый!», тогда чей-то мудрый совет тебе будет нужен. Ибо он откроет глаза, нет, скорее подтвердит, твои догадки, твои собственные выводы о ничтожности предмета устремлений. Не сотвори себе кумира! А как же без этого? Как без обожания? Это же твой маяк, твоя путеводная звезда. Да ты просто испугался остаться во мраке. Соберись с духом, с мыслями, веди свой корабль по карте, по компасу. Ты шел вслепую, зачарованно уставившись на призрачный зеленоватый свет ее глаз, манящий тебя, как огонь лампы мотылька. Ты видел мираж, призрак, а не живое существо. Там впереди были скалы и рифы и ты упрямо лез своим форштевнем на них. И если, Господь уберег тебя, значит, ты еще чего-то стоишь в этой жизни. Значит, ты еще нужен Ему, для того он и открыл тебе глаза и уши. «Да имеющий глаза увидит, да имеющий уши услышит…»

А если в ней ты видел совершенно иную женщину, не ту, что стояла перед тобой, а другую, придуманную, созданную твоим воображением? И тогда возникает парадокс отторжения и притяжения одновременно. Ты не можешь любить ту женщину, которая существует, но любишь женщину, которая все-таки есть в ней. Или 40 А. Шкваров. Время греха тебе так кажется! Вы не можете быть вместе, потому что вы полностью антагоничны, но вы не можете и друг без друга. Бред душевнобольного! Но про любовь так и говорят: «Это болезнь, от которой не помогут ни капли, ни таблетки!»

 


Купить скачать книгу Время греха роман

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств