Электронная книга Юрия Согиса "Дежа-вю, или повторение пройденного"сборник эмигрантских рассказов


Сборник эмигрантских рассказов «D?ja-vu, или Повторение Пройденного» – это попытка, в жанре иронической документальной прозы, просуммировать впечатления и встречи, которые волею судьбы произошли за последние 25 лет на различных перекрестках мира.

Структура книги, по отзывам архивариусов, в какой-то степени напоминает «паззл», который до конца не складывается. Автор предлагает недостающие элементы «паззла» сложить самим читателям – кому-то на бумаге, а кому-то - если повезет - и в жизни...

 

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА


 

Как купить на 20% дешевле


 

Mes yeuex bleues (Твои голубые глаза)

...В Арденнах идет январский снег, cherie, налипает на ветровые стекла машин вдоль трассы, а над Франкфуртом все так же летят мосты, как на том постере в модной лавке на Гете-штрассе – желто-оранжевое солнце встает на рассвете июньского дня над Оффенбахом, и баржа с голландским флагом медленно тянется под пролетами пешеходного моста, на фоне небоскребов Finanz-gebiet, по Майну на запад, в сторону слияния с серым Рейном. Безумно жарким воскресным днем третьего июля 1994-го я бреду по раскаленным улицам в направлении музея изящных искусств, в прохладу кондиционеров, с утра мечтая о кружке холодного пива. Мы сидим в кафе во внутреннем дворике, я воображаю себя Д’Артаньяном и пытаюсь скраивать округлые фразы на французском. Вкус кофе, жара, обрывки разговора, пьянящее чувство собственной смелости, бежевые шорты, раскаленный асфальт, пыльная набережная Майна. Четыре часа дня, мне тридцать три. Пустынный Konstablerwache, клочок бумаги с твоим телефоном – так, на всякий случай, на счастье. Это просто часть архива. Все нелепо разбросано по миру, все телефоны изменились много раз за эти годы. Рухнули стены, где-то сняли колючую проволоку, где-то перекрасили скамейки в парке...

 

Ты исчезаешь в прохладе подземного перехода, в толчее, а меня ожидает долгий воскресный вечер и запотевшая бутылка Frascati Superiore с салатом на ужин. Помидоры, зелень, малосоленые огурцы, зеленый горошек, мелко нарезанный твердый сыр, хрустящий французский багет – а ведь я жил там когда-то. Наверно, в начале двадцатого века. Поэтому и язык приходит легко, путем воспоминания, все это - повторение пройденного. Бульвары, платаны, un petit verre, du vin, du fromage, сотни полузабытых слов, слова и жесты – les mots et les gestes, и что-то из Мирей Матье - о том, что это было время любви – c’etait le temps de je t’aime...

 

Четвертого июля Бразилия играла в футбол со Штатами. Все собрались перед огромным экраном на площади в центре Франкфурта, пиво лилось рекой, толпа горланила и размахивала бразильскими флагами. На улице смеркалось, а я был опьянен сентиментальными фантазиями, изрядным количеством красного Merlot, и двенадцатипроцентным повышением зарплаты. Хорошо держать жизнь, как жар-птицу, за хвост – enjoy it while it lasts, ‘cause it never does – наслаждайся, пока идет карта, потому что всему когда-нибудь наступает конец. Потянулись жаркие июльские дни, в офисе – хоть шаром покати, все в отпусках. Закрыт еще один финансовый год, а мой перевод в Прибалтику все еще висит в воздухе. Приходит пятница, восьмое июля, мы сидим в итальянском ресторанчике в Вестенде, пьем Beaujolais. За окнами – середина девяностых, Хессен, лето, жара, в аллеях Грюнебург парка по вечерам тенисто, а на лужайке с видом на небоскребы Финанц-гебит югославы азартно играют в футбол.

 

Тщательно структурированный аналитический отчет или просто поток сознания, акварель, мокрые от дождя стекла, стрелки часов, листья на капоте, ароматы и ощущения ушедшего навсегда дня? Ожидание счастья – в несбыточности, недосягаемости и незаконченности, мы все не хотим смириться с обыденностью, ведь лучшее – всегда впереди, какой великий самообман, или это страх перед настоящим? Я стою у фонтана возле Альте Опера, солнце садится за крыши Вестенда, за синюю линию гряды Таунуса на горизонте, и ты идешь мне навстречу в лучах солнечного сияния – как символично, картинно, почти придуманно. На мосту над Майном я шепчу тебе о том, что мне трудно найти слова, но я обязательно их найду; и вот до сих пор ищу их, уже семнадцать лет - с переменным успехом... Зачем я об этом? Как объяснить посторонним наблюдателям лунный свет, отражения на асфальте, мягкое тепло лучей заходящего солнца на коже?

 

...Cхожу с франкфуртского поезда на Севастопольском бульваре в Париже, рассвет сентябрьского дня, девяносто второй, лихие дни моих европейских странствий - в джинсах и с дорожной сумкой через плечо. Кофе в ближайшем бистро крепок, листья платанов тронуты желтизной. Террасы, витрины, медные поручни, мраморные или оцинкованные стойки, хмурые с утра гарсоны, круглые площади, броуновское движение машин. Я иду к тебе по бульварам Парижа начала девяностых, сквозь песенки Джо Дассена и мелодии Леграна середины семидесятых, через мизансцены «Фаворитов Луны». Не кончается парижский фейерверк-карнавал, интермедия-иллюзия, шарман-водевиль, ведь это – всего лишь часть декораций, не более, все заранее отрепетировано и уже когда-то записано на пленку – вначале черно-белую, с потрескиванием граммофонной пластинки и звуками старого разбитого рояля из-за кулис, а потом – все цветнее и цветнее - и вот уже совсем объемно в режиме «Dolby», в прохладе широкоформатного кондиционированного зала...

 

Мне с детства знакомо все это. Я был частью этих улиц, в шинели заиндевевшим утром торопился на Гар де л’Эст - на поезд защитного цвета времен второй мировой войны. Пил кофе и жевал «Голуаз» в потерханном бистро в одной из боковых улочек в районе Пляс Пигаль, в ожидании, пока моя девочка избавится от очередного суетливого командировочного и с мятой сотней франков в ладошке составит мне компанию – ненадолго, до следующего поезда? Я снимал узкую угловую мансарду в конце длинного скрипучего коридора, недалеко от площади Леона Блюма, притворялся, что изучаю живопись, а сам мыл посуду в кабачке напротив. Тайком допивал бургундское из оставленных посетителями бокалов, а потом часами шлялся по бульварам в поисках случайных подружек.

 

Я сотни раз прилетал сюда стюардом из Сиднея, чтобы за сутки простоя снова и снова успеть ВСЕ – вдохнуть твои ароматы, ma belle France, запах твоих круассанов, напиться коктейлем из бензина и дешевых духов, слушать джаз всю ночь напролет и бродить по набережным на рассвете последнего дня. Я строил здесь наполеоновские планы преобразования мира и тайного захвата беспредельной власти в отдельно взятом сердце. Мне вечно не хватало денег, cherie, но это всего лишь часть водевильной трактовки персонажа, ведь пред тобой я всегда представал крезом богаче всех арабских шейхов, швырялся деньгами, как будто они выходят из моды, стирал носки в номерах за сто шестьдесят франков перед отходом ко сну и покупал бутыли вина - за двадцать, и готовил спагетти-болонезе к твоему приходу. Я был волшебником в стиле Гарри Гудини, исчезал и вновь возникал из небытия – у твоего порога на рю де ля Рокетт. Мерцал зеленый неоновый крест аптеки напротив, и мотивы из «Arizona Dreams» разливались по твоей комнате, смешиваясь с мелодиями Мисс Перфумадо. И жестокий, но столь сентиментальный двадцатый век летел под откос, сквозь знобящее sodade грустных песен прекрасных и далеких Островов Зеленого Мыса, все ближе и ближе к холодно-виртуальным реалиям века двадцать первого..


купить скачать книгу дежа-вю повторение пройденного deja-vu сборник эмигрантских рассказов проза

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств