электронная книга Владимир Нестеренко. Дорога на плаху купить и скачать книгу(Любовно-криминальная драма)


Любовно-криминальная драма состоит из двух книг: «Ошибка генерала», «Под прицелом».

Юная Лидия Савинова страстно любит своего одноклассника, но неразделенная любовь приносит ей массу несчастий, и они как бы передаются другим героям романа. Счастливая встреча Евгении и Анатолия заканчивается трагическим финалом. Пройдя через тяжкие испытания, Евгения находит счастье со своим спасителем-сыщиком. Но грозные обстоятельства продолжают преследовать героиню.

 

 

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА





Отрывок из книги

Скандал разразился в середине мая. Отец, получив должность старшего машиниста тепловоза, отсутствовал дома неделями, находясь в поездках. В эти дни Лида с мачехой почти не общалась. Она во всем старалась угодить: готовила пищу, убирала в квартире, стирала, совсем не смотрела телевизор, на который все вечера глазела вобла. За стол садились порознь. Лида и раньше любила есть салат из квашеной капусты, политый подсолнечным маслом, с доброй порцией репчатого лука. Теперь ее неудержимо тянуло к кислому. И однажды мачеха заметила, как падчерица за обе щеки уплетает квашеную капусту.

– Что-то тебя на кислое потянуло, – зловеще процедила сквозь зубы сухая вобла.– Что это с тобой, девка? То-то я смотрю, ты лицом переменилась, почернела, как коровье дерьмо. Уж, не забрюхатела ли от кого?

Она медленно приблизилась к девушке.

– С чего вы взяли? Я всегда капусту любила,– сказала девушка, не показывая охвативший ее ужас.

– А вот мы счас проверим,– сказала мачеха, быстро схватила девушку за живот и тут же отпрянула, словно коснулась раскаленного железа, завопила:– Сучка, нагуляла! Счас я его выдавлю из тебя коленкой.

Она впилась хищными пальцами в девушку, бросила ее на пол. С грохотом в сторону отлетел стул, на котором сидела Лида. Падая навзничь, она больно ударилась головой о пол, и на миг потеряла сознание. Но оно вернулось к ней в ту секунду, когда острые пальцы мачехи завернули на ней платье и комбинацию, пытаясь обнажить живот. Лида сгруппировалась, и сильный удар ногой в грудь, отбросил мачеху в сторону. Та истошно заголосила.

– Убила, сучка, убила! Нагуляла брюхо, а меня убила. Счас я тебя, сучку, сдам в милицию.

Противники поднялись одновременно. Лида схватила, лежащий на столе кухонный нож и крикнула:

– Только посмей сунуться на улицу, прирежу! Мне терять нечего, – грозно, без истерики сказала Лида.

Мачеха оторопела. Она увидела перед собой совсем другого человека, решительного, со злым сильным голосом, в глазах больше не было той щенячьей покорности, которую привыкла видеть она. Там плескались гнев и ненависть. Но еще не веря своему открытию, в свои утраченные силы и влияние, мачеха попыталась взять реванш.

– Да я тебя в порошок сотру, сучка, брось нож!– взвизгнула она, но испуганно.

– Не брошу. Твоя власть надо мной кончилась. Посмей только открыть рот, разболтать – прирежу, как поросенка.

Недаром Лида талантливо играла в ТЮЗе драматические роли. Сейчас она чувствовала, как перевоплощается в Жанну Д, Арк сильную, волевую и смелую девушку.

– Шуруй к своему телевизору и не пытайся ускользнуть из квартиры. Сегодня я буду спать у входной двери. А что бы ты не напала на меня сонную, я подвешу к твоей двери кастрюли и ведра. Они загрохочут, как только ты попытаешься выйти. Нападешь на меня, я тебе обещаю – всажу нож в твое поганое пузо.

Девушка поразилась своей смелости. Она ли говорит такие суровые слова? Нет, это говорит Жанна. Как хорошо, что француженка восстала из пепла и появилась здесь, в трудные минуты, подтолкнула девушку на решительный бой с угнетателем. Лида не сомневалась, не явись образ Жанны, который она давно в себе вынашивала, сникла бы, а мачеха безжалостно истерзала ее, била бы по животу, убивая шевелящееся внутри крошечное существо, которого она сама страшно боялась и, пожалуй, уже ненавидела. Но это существо часть ее, скорее ненависть не к нему, крошке, а к тому чувству, что подтолкнуло ее к опрометчивому шагу, к тем ощущениям и сладостным минутам, которые она испытывала в его объятиях, оставив теперь внутри ее тяжкий след, боль, позор и унижение, через которые, она знала, ей предстоит пройти. Она, конечно, сейчас меньше всего думала о предстоящих лишениях, потому что не знала, как ей поступить в создавшемся положении и благодарила Жанну за помощь, с которой она вытеснила мачеху из кухни в гостиную, к телевизору. Нет, ошибка, мачехи там не место. Пусть идет в спальню, ложится спать, пока в девушке живет ее героиня. Лида же похозяйничает в квартире. Соберет свои вещички, возьмет деньги, которые вобла прячет в комоде. Сотни полторы. Не богато, но и то дай сюда. Завтра она решит, куда ей срываться.

Перепуганная мачеха, не сводя глаз с ножа в руке у Лиды, на противно дрожащих ногах, едва отрывая их от пола, ретировалась из гостиной в спальню, попутно ища, что бы схватить для отпора взбесившейся падчерице. Но, не найдя ничего подходящего, заперлась на шпингалет.

– Ну, сучка,– раздался ее приглушенный голос из спальни,– не думай, что твоя выходка сойдет тебе с рук. Вернется отец с поездки, я заставлю его всыпать тебе по первое число. Ишь, чертовка, нагуляла живот, да еще ножом грозишься! Посажу, сучку!

– Собака лает, ветер несет,– огрызнулась Лида,– сама первая полезла. Нам с Жанной на твои угрозы наплевать. Сколько же ты будешь меня доставать? Впрочем, надо заняться делом, а не руганью. Ругань – удел слабых. Приберу-ка я к рукам все колющее и режущее, так безопаснее,– нарочито громко говорила девушка.– Ножи, вилки, ножницы. Теперь колокольчики подвесим к двери. Помнишь, как в одном фильме фрицы на колючее заграждение консервные банки подвешивали, чтобы брякали. Так и я, веревкой кастрюли свяжу и – на ручку двери. Открывать станешь, как они зазвенят! Свет будет гореть всю ночь, так безопасней, а утром – ищи ветра в поле.

Лида в ту же минуту подвесила гирлянду кастрюль и кружек к двери, подперла ее креслом, и стала собирать в чемодан свои вещи. Уложив все, она сунула руку в заветное местечко в комоде, где мачеха прятала деньги. Обрадовано вытащила завернутую в бумагу пачку. Пересчитала, оказалось сто восемьдесят рублей. Не густо. Отец зарабатывает хорошо, значит остальные на книжке. Ладно, на первый месяц вполне хватит. Она бы покинула родной дом, где родилась и выросла, сейчас же, подальше от ненавистной воблы, но коротать ночь на вокзале не стоит. Поезд на Красноярск только утром. Стоит ли тащиться на ночь глядя. Лучше уж коротать дома, хотя уснуть она не сможет, это точно. Но зато в тепле.

Собрав все, что хотела, Лида уселась в коридоре на стул и, непрошеные слезы заволокли глаза. В животе коротким толчком сообщало о себе живое существо, но она больше не вздрагивала, как прежде, не пугалась тайне: ее больше не существовало. Завтра же сухая вобла, брызгая слюной, понесет по городу сплетню, и она, как перекати-поле, достигнет стен школы, где ее безжалостно осудят. Правда, этот лай уже не долетит до ее слуха, но коснется Игоря. Вне всякого сомнения, он будет разоблачен. Обо всем знает Наташа. Другие девчата тоже не слепые, особенно Рита и Галка – видели их дружбу. Она не хотела бы его позора. Или ты, Жанна, так не считаешь? Каждому воздастся по заслугам. Он не должен прятаться в нору презренной мышью, укравшей кусочек сладкого торта. Он трус и эгоист. Она его ненавидит.

– Лидка,– раздался приглушенный голос мачехи,– скажи, кто твой кобель? Я его заставлю жениться!

– Не ваше дело,– зло огрызнулась Лида.

Наташу потрясло исчезновение Лиды. В коридоре она терпеливо поджидала Игоря. Он подошел к ней уверенной походкой, вместе с группой ребят из параллельного класса. Наташа загородила Костячному дорогу.

– Ты подлец, Костячный! – сказала она гневно и залепила оглушительную пощечину.

Все, кто видел сцену, остолбенели с открытыми ртами. Каждому ясно, за что Игорь получил оплеуху.

– Ты что, сдурела!– вырвалось у Игоря,– да я тебе…

Наташа развернулась, пошла прочь и не видела, как замахнувшуюся для ответного удара руку перехватил кто-то из ребят.

Не видя ничего перед собой, Наташа натолкнулась на Риту.

– За что ты его, Наташа?– вспыхнув презрением к молодому ловеласу, спросила Рита.– За себя или за Лидку?

– У меня с подонками нет ничего общего,– презрительно ответила Наташа.– Можешь выразить ему соболезнование.

– Ничего подобного, я его тоже презираю,– сказала она намеренно громко.

Рита посмотрела на Костячного, у которого щека горела позором, и громко расхохоталась. Его изумленные сверстники, вмиг осознавшие случившееся, рассыпались по сторонам, стремясь поскорее укрыться в классе.

Костячный, взирая вокруг исподлобья, стоял в нерешительности, не зная, идти ли ему на урок или покинуть школу, пока не улягутся страсти.

– Ну что, господин ослепительный шах, получил мат? – сказала подошедшая Рита с уничтожающей улыбкой.– Хотела я тебя, мерина, усыпить и кастрировать. Скажи спасибо Галке, отговорила.


купить скачать книгу Дорога на плаху

Комментарии

 

Комментарии   

 
+1 #1 Заурвейн 12.09.2015 14:07
Если говорить о рейтинге книги - думаю он высок.Под маской любовной драмы раскрывается страшная действительност ь , связанная с использованием атома как в мирных, так и в военных целях. Это жутко. И автор сумел интересно и увлекательно высветить эту экологическую проблему. Книга просто неподражаемая, такой я еще не читала, Автор издал ее лет десять назад и мне посчастливилось ее приобрести. Спасибо Владимиру Нестеренко
 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Наиболее популярные авторы

Книги других издательств