электронная книга Ольги Черных Придумай что-нибудь сама. купить и скачать книгу Женский авантюрный роман(Авантюрно-любовный роман)


Поездка к умирающей тетке круто изменила жизнь Сони и Симы. Сестры узнали, что принадлежат к старинному дворянскому роду. А тут еще и старая нянька проговорилась о фамильных драгоценностях. Они уже более полувека ждут своих наследников. О кладе узнает приемный сын тетки - Борис, бывший муж Сони, и надеется с ее помощью завладеть семейным наследством.

Вот только, как найти этот клад? Подсказка тетки оборвалась с последним ее вздохом…

 

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА


 


 

…Сима ушла, а я осталась. Эта квартира сейчас для меня была свиданием с прошлым, где все напоминало Бориса. Здесь мы были счастливы. И, сколько бы я ни старалась, забыть это невозможно. Наверное, это останется со мной до конца моих дней и будет при каждом воспоминании вызывать душевный трепет и боль незаживающей раны.

Я горько усмехнулась. Тотчас на память пришел мудрый и жестокий в своей категоричности совет: никогда не возвращайся туда, где была счастлива. И все же, я никак не могла побороть свои тайные ожидания. Больше всего на свете мне сейчас хотелось, чтобы Борис был рядом. Стоило ли так надолго уезжать, если ничего не удалось забыть? Я в отчаянии прижала ладони к вискам, стараясь справиться со шквальным потоком воспоминаний. Наверное, сейчас, впервые за много лет, я дала себе волю и позволила памяти вернуть меня в прошлое, где мы были вместе с Борисом.

Я помнила его руки, губы и прикосновения, которые до сих пор вызывали в моем теле тепло и сладостное томление. Мне хотелось, забыв обо всем на свете, заглянуть в его глаза, но еще больше - оказаться в его крепких объятиях.

- Надо же? Какой засохший, но все еще благоухающий букет незабвенных чувств, - задумчиво произнесла я вслух. - Неужели мне суждено всю оставшуюся жизнь…

- Ну, здравствуй, Соня, - услышала я знакомый бархатный голос, и замерла на месте, боясь оглянуться. Вот уж поистине, говорят: «…остерегайся, о чем молишься, ибо просьба твоя обязательно исполнится».

- Ты даже не хочешь поздороваться со мной?

Я оглянулась. Передо мной стоял Борис. Теперь, когда он был так близко и нам никто не мешал, я могла лучше рассмотреть его. Первые морщинки у прищуренных глаз, та же шапка светлых, немного поредевших волос. Выглядел он бледным и измученным. Похоже, этой ночью он так и не уснул. Острая жалость пронзила сердце, и я едва сдержалась, чтобы не потянуться к нему. Отступив немного, продолжала молча разглядывать Бориса. По всему видно, что жизнь не прошла мимо и изрядно успела потрепать его, хотя в целом, это его нисколько не портило. Он по-прежнему был хорош, еще как хорош. Кто-то мне нашептывал: «…беги, беги от него подальше, не позволяй ему снова завладеть твоими мыслями», но ноги мои будто приросли к полу.

- Здравствуй Борис, - ответила я, как можно спокойнее. - Мне жаль, но ты обознался, дружок. Я не Соня, а Сима. Считай, тебе не повезло, - сказала я первое, что мгновенно пришло в голову, и отступила еще дальше, спиной почувствовав стену.

Борис улыбнулся и шагнул ко мне. Я почувствовала его дыхание и легкий аромат мужской туалетной воды, но стена сзади была несокрушима.

- Брось, Сонечка, я узнаю тебя из тысячи близнецов, - он поднял руку и погладил мои волосы, как это делал раньше, отчего сердце мое упало, будто с высокой горы.

Мне вдруг показалось, что ничего не было: его измены, долгих лет разлуки и всего остального, что произошло за эти годы. Сейчас мы снова были вдвоем, как много лет назад, и все, что нас окружало, было таким родным и знакомым. Та же квартира тети Агнессы и улыбка Бориса. Его горячее дыхание и прикосновение. Сейчас он возьмет меня на руки, прижмет к себе, и я забуду обо всем на свете…

- А, что здесь происходит? - послышался недовольный голос Симы. - Нет, я не поняла? Борька, ты не меняешься. Оставь мою сестру в покое раз и навсегда. Понял? - Сима закрыла меня собой, бесцеремонно оттеснив Бориса.

- А, Сима? Здравствуй, - как ни в чем не бывало, улыбнулся он ей. - Девочки, давайте не будем ссориться. Мы же одна семья, - добавил дружелюбно. - Я приглашаю вас сегодня к себе. Посидим по-родственному, помянем маму, поговорим спокойно, как интеллигентные люди. А? Мы столько не виделись. Неужели нам не о чем поговорить?

Я молчала, пытаясь справиться с чувствами, что с новой силой клокотали внутри, и вдруг представила картину застолья интеллигентных людей, где присутствуют две жены: одна бывшая, со щемящей многолетней болью в груди, а вторая – настоящая, хозяйка дома и самого Бориса. Что тут скажешь? Мечта всей жизни и теперь это называют «по-родственному».

- Ах, как сладко ты поешь, - высокомерно улыбнулась сестра. - Только твои песни нам никчему. Мы сейчас уезжаем, и, надеюсь, теперь после смерти тети Агнессы у нас больше не будет никаких поводов для встреч. Хм, родственничек.

Бориса не смутило столь явное недружелюбие. Он снова улыбнулся и повернулся ко мне.

- А ты, Сонечка, тоже так считаешь? Я приглашаю от всей души. И с чистой совестью, поверьте.

- Ха-ха. Нет, вы только послушайте: «с чистой совестью». А она вообще у тебя есть, эта самая совесть? И не изображай тут из себя… Ну, это, черт знает что, - кипятилась Сима. - Мы с детства знаем тебя, как облупленного. Так что нечего нам тут втирать. Понял? И не дави на нас своим обаянием. Боже мой, Борис, ты не меняешься. Тоже мне, супермен из провинции. Как же, уже растаяли. Я смотрю, тебе по-прежнему нравится приводить в экстаз толпы глупых женщин и прочих молоденьких дурочек. Только таких среди нас нет. И даже не надейся, что при первом ленивом движении пальцев, моя сестра, опережая эту обезумевшую толпу, вырвется вперед, чтобы первой упасть у твоих ног вместо тряпки. А ты старательно, с душой, как и прежде, будешь вытирать об нее ноги.

Борис никак не реагировал на слова Симы. Он молчал и улыбался мне.

- Он еще улыбается. Да пойми же ты, наконец, что твоей заслуги в том никакой нет, оттого что Господу Богу нашему было угодно спрятать твою отвратительную сущность за такой неотразимой внешностью? - Сима презрительно сплюнула на пол. - Тут он что-то недодумал. Ты слышишь меня, Борис? - она дернула его за рукав, пытаясь привлечь внимание. - Нечего бросать на Соню свой томный неотразимый взгляд. Сейчас тебе это не поможет, потому что всем уже давно известно, что в твоем арсенале разных взглядов и улыбок предостаточно на все случаи жизни. Но уж мы-то знаем истинную цену взгляда Иуды…

Сима хотела еще что-то добавить, но ее слишком возбужденная речь разбудила Нюру.

- Дети, что происходит? Еще не остыли ноги тети, а вы уже делите наследство? - спросонку поругала она нас и смачно зевнула, перекрестив рот. - Так нельзя. Агнессе бы это не понравилось.

Мы тут же забыли о своей перепалке и быстро переглянулись. Нюра была на своей волне. Однако Бориса всерьез заинтересовало то, что она сказала.

- О каком наследстве ты говоришь, Нюрочка? Уж не заболела ли ты? - спросил он, заботливо прикрывая няньку старым потертым пледом.

- Я-то, слава Богу, здорова, а вот вы ведете себя плохо.

- Мы больше не будем, - как в детстве, поспешно ответил Борис сразу за всех. - Так что там с наследством? Тебе приснился сон? Насколько я знаю, моя мама честно жила на свою мизерную зарплату. Все, что ей удалось скопить за долгую трудовую жизнь, она хранила на сберкнижке, а потом все проглотил дефолт. Так что наследство она, увы, не оставила.

Пауза затягивалась, а мы не отрывали глаз от лица старой няньки.

- Не знаю, о чем ты говоришь? Конечно, вы теперь грамотные, а я таких слов сроду не слышала. Зато точно знаю, что бедная Агнесса, упокой Господи ее душу, - перекрестилась Нюра, - к кладу не имеет никакого отношения. Это еще ваш прапрадед спрятал в доме все ценности, но никто до сих пор не знает, где этот его тайник. Думаю, что и Агнессе это было неизвестно, потому что не ей это предназначалось.

- Нюра, ты проснулась или все еще спишь? - Борис взял ее за плечи и тряхнул несколько раз. - Что-то бормочешь себе под нос. Кто спрятал в доме ценности? Ты о ком сейчас говорила?

- Отпусти сейчас же. Вот вцепился, - нянька оттолкнула его руку и, похоже, окончательно проснулась. - Про генерала говорю. Не мог же он оставить сына в столь смутное время да еще с детьми малыми без копейки за душой? Не по-божески это, а они были люди истинной веры и по-настоящему почитали Бога. Да и молиться в церковь ходили по воскресеньям и по праздникам, по велению души, а не так как теперь, - она в сердцах сплюнула. - Нынче в церковь ходят, как на концерт, сама видела: с накрашенными губами и в негодной одежде. Модно стало в церковь ходить. А ты спроси у них, зачем они туда пришли? Никто так и не объяснит толком, - Нюра зевнула. - Одно слово: конец света.

- Нюрочка, ты несколько отвлеклась. При чем здесь церковь? Ты помнишь, о чем начала говорить? - ласково спросил Борис.

- Конечно, помню, что ж я уже совсем без памяти? - обиделась она и засопела. - Я вам про прадеда рассказывала. Родители о нем позаботились, а он, бедняжка, так ничем и не сумел воспользоваться. Побоялся, видать. Сам тужился, жилы рвал, чтобы поднять семью, детей выучить и в люди вывести. Да и время было страшное, смутное. Куда бы он сунулся со своими сокровищами? Жизнь-то уже другая началась, где все были голодранцы. У него тут бы все и отобрали воры или власти, а то и самого бы арестовали, да в тюрьму посадили, другим в пример, чтобы не прятал от голодной страны такое богатство. А, разве в его силах было всех накормить? Нет, он был умный человек и поступил правильно. Ему о детях нужно было думать, чтобы они без отца не остались, - спокойно рассуждала Нюра, глядя в стену. Со стороны казалось, она говорит сама с собой, как будто в комнате больше никого не было. - Думаю, он рассудил правильно и решил все оставить внукам или правнукам. Все же родная кровь. Хотя, кто ж его знает, о чем он тогда думал? Это были его мысли. А только богатство это все еще там лежит - в тайнике. Никто его еще не нашел и не смог воспользоваться. Дети, ведите себя тише, - вспомнила она вдруг о нашем присутствии, хотя мы и так почти не дышали, чтобы не помешать ее уже давно забытым воспоминаниям. - В доме такое горе… - добавила плаксиво и снова приложила платочек к глазам.

- Нюрочка, как-то сбивчиво ты все рассказываешь, - Борис наклонился к ее лицу. - Давай все сначала и по порядку. Опустим все, что касается истории и религии. Это мы все сами знаем, еще в школе учили. Ты лучше скажи, от кого ты слышала о кладе?


Купить скачать книгу Придумай что-нибудь сама женский авантюрный роман

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии

 


пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Наиболее популярные авторы

Книги других издательств