электронная книга Евгений Руфф. Перекресток стихий. Книга 2. Тишина купить и скачать книгу(остросюжетный мистический детектив), PDF, книга вторая, заключительная часть


Я вырву сердце за тебя,

Хоть у себя, хоть у врага.

Любовь - без фальши. Дружба, как камень. Сражаться - насмерть. Охарактеризовать книгу можно одним словом – адреналин.

 

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА


 

 


Отрывки из книги

Просторный зал на первом этажа метеостанции в считанные минуты заполнился людьми. Примерно около двухсот человек разных возрастов, национальностей и вероисповеданий, тихо переговариваясь, расселись вдоль стен. Кто-то угрюмо перебирал четки. Кто-то в глубокой задумчивости крутил дорогой перстень на пальце, а кто-то, усевшись на корточки, монотонно качался из стороны в сторону. Все эти люди откликнулись на призыв Бешеного о помощи, и даже когда тот сообщил об отмене встречи, они все как один настояли на собрании. Партнеры по «бизнесу» были обеспокоены таким загадочным поведением своего друга и соратника. Упрекнуть этих людей в трусости было смерти подобно. У каждого из них за плечами были долгие тюремные сроки, беспредельные войны и суровые будни в своем криминальном и беспощадном мире.

Посредине зала был установлен большой, плоский монитор, что вызвало у присутствующих удивление и легкий сарказм. Когда на лестнице появились Бешеный с Бурлаком, в зале тут же наступила тишина. Следом за ними в зал спустилась и Валентина Федоровна. Увидев такое количество людей, женщина невольно поежилась. Бешеный окинул всех пристальным взглядом.

- Друзья, братья! – громко провозгласил он, и голос его эхом отозвался во всех уголочках зала. – Я безгранично благодарен вам за этот визит, несмотря на то, что просил вас возвращаться обратно к своим домам, делам и семьям. Но, невзирая на это, вы здесь, и я рад и горд нашей дружбой и мужской преданностью. Я не буду томить вас ожиданием и забирать такое драгоценное время, поэтому сразу перейду к делу. То, что я сейчас вам расскажу, тяжело понять, но еще тяжелее в это поверить. Каждый из вас во что-то верит. Кто во Христа, кто в Аллаха, кто в нательный крестик, а кто-то просто в талисман, подаренный матерью. Но жизнь складывается так, что скоро мы можем лишиться наших грешных жизней и нашей веры.

- А если я ни во что не верю?! – выкрикнул из угла золотозубый парень по прозвищу Зубник.

- Тогда у тебя и этого не будет, – резко оборвал веселый настрой Зубника Бешеный.

Все повернулись в его сторону, а старый татарин, находившийся рядом с Зубником, медленно перебирая четки, сдержанно предупредил:

- Еще раз перебьешь старшего, покинешь собрание.

- Вопрос был по теме, – огрызнулся Зубник.

- Так если ты уже в теме, то не мешай другим ее понять.

На этом короткий диалог мужчин закончился, и все опять устремили свои взоры к Бешеному.

- Я буду с вами предельно честен и изложу все, что произошло за последние два года, – продолжил тот свою речь.

Станислав Яковлевич подошел к монитору и включил его. На экране появилась первая картинка, где Стихия огня расправляется с семьей Могильщика. Улыбки, которые еще оставались на лицах некоторых участников собрания, вмиг исчезли, и по напряженным лицам стало понятно, что картинка с монитора произвела на них глубокое впечатление. Зубник перестал блестеть фиксами, а татарин - крутить четки.

Словно под гипнозом, мужчины не сводили глаз с экрана, и когда на их глазах огонь сжег женщину, которая истошно вопила, прося о пощаде, нервы у многих не выдержали, и в зале поднялся самый настоящий рев разъяренных воинов. Подобно викингам, перед схваткой они перекрикивали друг друга и требовали от Бешеного объяснений и предъявить им человека в огненном плаще. Станислав Яковлевич успокаивающе поднял руку.

- Я понимаю ваше негодование и желание разорвать на куски ту тварь, которая устроила весь этот беспредел, но это только начало истории и поэтому хотел бы вас всех попросить успокоиться и терпеливо дослушать меня до конца. Если кто-то из вас считает, что этого видео для него достаточно, и он самостоятельно найдет и прикончит огненного человека, то может уже идти.

Хмурясь и недовольно бурча, все расселись по местам и дали Бешеному продолжить свой рассказ. Собрание длилось около четырех часов. За это время Станислав Яковлевич успел показать видео со своей семьей и рассказать о Крижанске, Стихиях, легенде и ребятах, которые пытаются противостоять этому исчадию ада. Когда подошла очередь поведать о книге и племени Слонов, он подозвал к себе Валентину Федоровну и предоставил ей слово. Женщина в свою очередь рассказала о хранителях книги и их расколе, а также о последних часах существования этой организации. После её выступления в зале наступила мертвая тишина. Мужчины окунулись в тяжелые раздумья. Первым подал голос старик-татарин:

- Мне знакома эта история о легенде Стихий. Ее еще бабушка моя рассказывала. Она была мудрейшей женщиной и с детства предупреждала о несовершенстве нашего мира и приходе новых сил, перед которыми все преклонят колени. Она умела разговаривать с огнем, водой и ветром. Всегда повторяла, что Стихии живые и слышат нас, и придет время, когда они обретут человеческое лицо.

Все внимательно на него посмотрели, но что-либо ответить старику никто не решился. Один из присутствующих авторитетов по прозвищу Пака, задумчиво разглядывая свою огромную ладонь, проговорил:

- Я думаю, что сейчас каждый должен принимать решение индивидуально, и своим парням не могу приказывать идти на это дело. Поэтому отвечу за себя лично, я стану разрушителем легенды, не дам монстру вырваться из своей псарни и пойду на город.

Бешеный с благодарностью поднял руку.

- Я прошу несколько минут вашего внимания. Прежде чем кто-то захочет присоединиться к походу, посмотрите еще одну картинку.

Он вставил в панель телевизора флешку и включил запись...

 

…- Да-а-а, дела, – протянул Зубник. – Всяко я в жизни повидал, но, чтобы с сектантами в заруб идти, такого не припомню. Хранители книги обосрались, наступило время хранителей воровского закона.

- Не ругайся, здесь женщина, – строго предупредил Бешеный.

Зубник приложил руку к груди и изобразил поклон.

- Великодушно прошу меня извинить, мадам Бушман, но у меня к вам есть маленький, но очень щепетильный вопросец. А как же нам быть, имея всего сорок четыре пятака? Жребий что ли тянуть будем или у вас еще есть какие-нибудь защитные камушки и амулетики?

- Пойдут не все, – не моргнув, ответила Валентина Федоровна. – Я уже говорила, что, не имея защиты от тишины, вы - бесполезные мумии на поле сражения.

Татарин убрал четки в карман и, проведя сверху вниз ладонями по лицу, тихо зашептал:

- И улыбнется Стихия, увидев многочисленное войско татар и монголов. И превратится воздух в стекло, и падут птицы с небес, а хищник застынет в стремительном прыжке над жертвой своей. И войско, подобно живым мертвецам, окаменеет, а крик их воинственный повиснет в тиши ночной. И только факелы продолжат свое веселье, ведь не причинит Стихия вред другой Стихии. И будет враг сильный бит женщиной одной. И будут глаза воинов видеть погибель свою и братьев своих.

- Тара, ты чего? – окликнул Пака старика, почувствовав, как дрожь пробежала по его крепкому телу.

Но татарин продолжал шептать:

- И будут сердца их вырваны из грудей крепких, а шар земной наполнится кровью. Падут жители деревни пред женщиной на колени и защиты попросят, – голос татарина стал тверже и громче, а все собравшиеся, затаив дыхание слушали его, боясь перебить. – И ответит она им согласием, а взамен только жизнь одну попросит. И согласятся люди добрые за блага земные семьи свои губить. А когда прозрение на них найдет, то поздно уже будет. Польются слезы горькие по их щекам, да на радость хозяевам.

- Хватит, Тара! – громким возгласом остановил старика Бешеный. – И так на душе моторошно. Ты откуда былины такие знаешь?

Татарин открыл глаза и обвел всех безумным взглядом.

- Нам не победить в этой драке. Наши шансы равны нулю. Все, кто пойдут с Хромовым в город, умрут.

- А все и не пойдут, – грустно проговорил Бешеный. – Я когда узнал, что монеток всего сорок четыре, дал команду на отбой, но вы меня не послушали. А на такое количество монет и моих людей предостаточно.

- Одну минуточку! – послышался возглас высокого и худощавого парня по прозвищу Краб. – Это что же получается, господа - уголовнички. Кто-то будет за меня шкуру с себя тянуть, а я ноги в море мочить. Одесса никогда в сыкунах не ходила, и скорее в Молдавии вино в родниковую воду превратится, чем Кирюха-Краб от такой гулянки откажется. Мой дед ленточку в зубы и с одной гранатой на два танка шел, а на третьем возвращался и ничего... еще и папку моего народил. Как я на Молдаванке покажусь? Кто с меня картины рисовать будет и мороженым бесплатно угощать? Мне все поровну, что папиросу в зубах держать, что свисток. Задудим не хуже Лондонского оркестра. Ты, Станислав Яковлевич, меня за Пакой подпиши, он быстро тему с монетками усек и первый в билетную кассу встал. Вот жаль, что не могу своих просить, здесь каждый должен сам решать.

В зале опять начались гул и яростные обсуждения такого необычного и загадочного дела. Кто-то пытался поднять на смех легенду Стихий, а кто-то, напротив, всем сердцем в нее поверил. Бешеный призвал всех к тишине:

- Что за шум, уважаемые? Гудите как, на пчелином рынке. Я никого просить не могу и уже принес свои извинения за пустые хлопоты. Со своей стороны, я объяснил вам причину такого беспокойства. Я предупреждал всех, что понять и поверить в происходящее в Крижанске очень не просто, и всех, кто считает, что Бешеный выжил из ума, прошу не держать на меня зла и возвращаться домой.

- Мое слово твердое, – сдвинув брови к переносице, проговорил Пака.

- Занимаем места согласно купленным билетам! – блеснув глазами, крикнул Краб. – Две монеты из копилки смертников мои.

Татарин печально опустил голову.

- Проклятые старые кости не дают мне право занимать место в таком благом деле. Здесь нужны сильные и быстрые мужчины. Но я не могу оставаться в стороне, и поэтому буду просить своего сына пойти вместо меня, – старик махнул рукой, – Риза, подойди ко мне.

К старику подошел стройный, чернявый парень с карими глазами и белоснежной улыбкой на смуглом лице. Старик погладил его по голове и, глядя в глаза, проговорил:

- Риза, сынок, я вырастил тебя смелым и сильным мужчиной. Скажи мне, смею ли я тебя просить пойти в этот поход вместо меня?

Парень встал перед отцом на колено и прислонился лбом к его руке. Рука старика дрогнула, а губы предательски задрожали.

- Меня не надо просить, отец, я всегда знал, что живу на этой земле для чего-то большего и рад, что судьба не обошла меня стороной в этом святом деле. Аллах призвал меня доказать, что он единственный Бог на этой земле, и никто не сможет забрать у меня этой веры. Я вырву у этой нечисти их каменные сердца и скормлю диким собакам.

Риза, поднялся с колен и повернулся к Бешеному.

- Мой номер три.

Станислав Яковлевич молча кивнул головой. Из разных уголков зала послышались возгласы добровольцев.

- И меня запиши, Стас! – прогремел Дрон.

- И меня! – вторил Калоша.

- Про меня, надеюсь, никто не забыл? – прошептал на ухо Бешеному Бурлак.

- Без нас вам всем там делать нечего! – крикнул из толпы один из близнецов. – Это еще два билета в один конец.

Мужчины один за другим изъявляли желание попасть в список, который уже успели окрестить «черным». Тимоха по приказу Бешеного вел запись добровольцев, и когда их число превысило пятьдесят человек, накрыл листок рукой.

- Все, больше писать некуда.

- Как некуда? – возмутился Зубник, на котором запись закончилась.

- Вот так, – улыбнулся Тимоха. - Долго думал.

- А ну дай сюда, – Зубник вырвал листок и, пробежав глазами по списку, блеснул фиксами в кривой улыбке. – Чубатый, а ты-то там что забыл? С тебя же толку, как с воробья шашлык. Давай вместо Чубатого меня пиши, – сказал Зубник и вернул листок Тимохе.

Тот, усмехнулся.

- Я тебя запишу, но окончательное решение все равно остается за Станиславом Яковлевичем.

- Ты пиши, пиши, а там мы добазаримся, кто нужнее окажется.

- Так ты же ни во что не веришь.

- Неверие – это моя свобода, а своей свободой я ни с кем делиться не собираюсь…


Купить скачать книгу Перекресток стихий. Книга 2. Тишина

Комментарии

 

You have no rights to post comments

Последние комментарии


пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств