Аксака Джармен. "Сирэктэ тачиори. Тропа посвященных"

электронная книга Аксаки Джармена "Сирэктэ тачиори. Тропа посвященных". купить скачать книгу Аксаки Джармена Сирэктэ тачиори. Тропа посвященных, шаманы Сибири, колдуны, шаманизм, ритуалы, оккультизм, трансцендентность историко-этнографический роман-фантазия


Шаманизм – необычное, загадочное, а для многих и пугающее явление. Ваше мнение о нём может кардинально измениться, если Вы прочитаете эту книгу. Герой повествования – Валдяка, нанаец по национальности, в течение двенадцати дней прошёл путём непростого познания – тропой посвящённых – и стал шаманом (по-нанайски: сирэктэ – путь или думы шамана, тачиори – познание). Причём, происходило это не в древние времена, а в наши дни, не с каким-нибудь "дикарём", а современным молодым человеком, более того – учёным. Испытав необыкновенную трансформацию, он сохранил здравый ум, к тому же наделённый изрядными аналитическими способностями.

В культурной традиции разных народов это явление называют по-разному: озарение, гениальность, сумасшествие, сделка с дьяволом, экстрасенсорика и так далее. Легендарный китайский мыслитель древности Лао Цзы назвал его Дао – Путь постижения Истины (????). Осмысление трансцендентного феномена шаманизма произведено автором на пересечении трёх познавательных парадигм и трёх культурных кодов: традиционно-религиозной (народов Севера), абстрактно-философской (китайской) и естественнонаучной (российско-западноевропейской).

Никто из нас не застрахован от того, чтобы когда-нибудь не ступить на тропу посвящённых – тот роковой путь, который одних приводит к потере рассудка, других – к неизлечимой болезни и преждевременной смерти, третьих – к сокровенному знанию.

Роман основан на реальных событиях, свидетелем и участником которых был автор.

Для тех, кто интересуется философской интерпретацией научного познания паранормальных явлений.

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА


 

Как купить на 20% дешевле


Отрывок из книги

 

Если люди во что-то верят и ведут себя в соответствии
со своей верой, то это "что-то" является элементом
объективной реальности.

День первый

(Год Золотого Дракона, Второй лунный месяц, 20 марта, понедельник, День весеннего равноденствия)

…Встреча…

Старуха нингманчи?1 раскурила от тлеющего уголька трубку, вдохнула горький табачный дым и завела рассказ протяжным, словно вся её жизнь, голосом:

Балана?-а – давно это было. Так давно, что дубы, из желудей выросшие, которые в ту пору, когда всё это произошло, на землю упали, состариться успели и умереть. Многие поколения нанай2 друг друга сменили. Мангбо?3 другое русло пробил, а вода в нём такой вкусной была, что, пить начав, никто уже остановиться не мог. Тогда лоча?4 в наши края не пришли ещё, и только маньчжурские купцы на своих длинных десятивёсельных лодках изредка приплывали китайские товары на соболиные меха обменивать. В ту пору один Мэргэ?н5 в нанайском селении жил. И равных по силе и ловкости ему не было.

Вот как-то Мэргэн юную Пуди?н6 повстречал, прекрасную как цветок лотоса, её полюбил и посвататься к ней собрался. Но родители девушки ему отказали, потому как между их родом и родом, к которому Мэргэн тот принадлежал, кровная вражда давно уже длилась. Тогда решил юноша невесту выкрасть. Но когда он в дом её тайком пробрался, сказала ему Пудин: "Не могу я воли родительской противиться!" Стрелу схватила, по голове своей ею ударила, птицей оборотилась и в небо улетела. Мэргэн опечалился, но нечего делать. Какое-то время погоревал и на поиски её отправился. Долго он шёл…

 

 

Я хорошо помню, когда всё это началось – 20 марта 2000 года, в День весеннего равноденствия. Мне предстояло выступить на научной конференции в университете, где я учился в аспирантуре, уже не неуч, но еще и не учёный в полном смысле этого слова. Не могу сказать, чтобы я блистал какими-то особыми талантами на этот счёт, хотя "троек" в моём вузовском дипломе не было, и число "пятёрок" в валовом отношении перевешивало число "четвёрок". Тем не менее, полагаю, что одной из главных причин моего успешного поступления в аспирантуру на кафедру истории и теории культуры к милейшему и слегка странноватому профессору (что вообще характерно для профессуры) Илье Моисеевичу Остману была моя роковая (как вскоре выяснилось) принадлежность к одному из малочисленных этносов Приамурья – нанайцам.

Да, я – нанаец, со всеми, вытекающими отсюда последствиями. Детство моё прошло в небольшом селе, живописно раскинувшемся на пологом берегу неширокой Амурской протоки, в семье, ничем не отличавшейся от прочих нанайских семей, живших по соседству. Отец совмещал традиционную для нашего народа рыбалку с работой в леспромхозе, временами хорошо зарабатывал, благодаря чему у нас в доме была сравнительно неплохая обстановка, японская видеотехника, а в хозяйстве – катер "Крым" класса река-море и подвесной японский мотор. Впрочем, это не мешало ему время от времени уходить в запой, и тогда уже маме приходилось прилагать немалые усилия для того, чтобы всё это нажитое добро в одночасье не было обменено на спиртное. Но, как говорится, чего в семье не бывает.

Мама принадлежала к так называемой "национальной интеллигенции". Ещё в советское время она получила высшее педагогическое образование, много лет проработала директором нашей сельской школы, и именно она сумела привить мне любовь к чтению книг и интерес к знаниям. Возможно, это звучит несколько высокопарно, но если бы не она, не быть мне ни то что аспирантом, как говорится, без пяти минут кандидатом наук, но и просто специалистом с высшим образованием…

 

Илья Моисеевич питал явную страсть к аборигенам Амура. Отчасти это было связано с его научными интересами – он давно и успешно изучал историю и традиционную культуру коренных народов юга Дальнего Востока России, защитил по ним докторскую диссертацию. Но имелся и другой аспект, связанный с его личной жизнью, который давно не был тайной для учившихся у него студентов и аспирантов. Лет тому уже тридцать назад на полевых работах по этнографии нанайцев (старик был последователен в своих научных пристрастиях и большинство трудов посвятил именно моему народу) в одном из национальных сёл он встретил юную особу, в которую влюбился без памяти. Эта нечаянная студенческая привязанность имела продолжение и перечертила его жизнь чем-то наподобие параболы. Вначале был взлёт. В год знакомства девица приехала в город, смогла не без его помощи поступить в университет. Не прошло и семестра, как в её чреслах зашевелился эмбрион. Влюблённые решили оставить ребёнка и расписались. Несколько лет их жизнь казалась ясной, как рассвет над Амуром. Но в какой-то момент Илья Моисеевич с ужасом обнаружил, что жена пристрастилась к алкоголю. Собственно, ничего удивительного в этом не было, если иметь в виду, что склонность к алкоголизму у аборигенов Дальнего Востока сознательно культивировалась китайскими купцами и русскими переселенцами, начиная, по крайней мере, с середины XIX века. Попытки вернуть супругу к трезвому образу жизни ни к чему не привели, и в этом Илья Моисеевич винил себя. Жена быстро опускалась, последовал развод. За "аморальное поведение" не в меру ретивое начальство поставило вопрос об увольнении его из университета, где он к тому времени уже работал ассистентом преподавателя. Но дело удалось замять. Бывшая жена уехала к родственникам куда-то на побережье Татарского пролива и сына увезла с собой. Несколько лет о ней вроде бы ничего не было слышно, потом пришло известие, что она трагически погибла. То ли провалилась под лёд во время весенней рыбалки, то ли замёрзла где-то после очередной безумной попойки. Одним словом, Илья Моисеевич, так, кстати, больше и не женившийся, забрал к себе сына и занялся его воспитанием. Но, как видно, дали о себе знать гены матери. Ещё в школе сын пристрастился к выпивке, попробовал курить коноплю, в 17 лет попался на краже и получил первый срок. С тех пор они встречались лишь несколько раз. Сына тюрьма не только не исправила, но сделала законченным рецидивистом. Илья Моисеевич остро переживал случившееся, считал себя виновным и в падении супруги, и в преступных наклонностях сына. Всё это толкнуло его на некое социальное подвижничество, стремление реализоваться как ученому и как отцу в пестовании молодых дарований из числа палеоазиатов. В течение многих лет он официально или на общественных началах курировал отделение народов Севера, открытое при его участии в университете, патронировал студентов, обучавшихся на этом отделении, выпустил целую плеяду учёных, преимущественно историков и культурологов, делавших свои квалификационные работы на этнографическом материале народов, к которым они сами принадлежали. Так что тот факт, что я оказался среди его аспирантов, был скорее закономерностью, чем случайностью…

 

20 марта мне предстояло сделать первый в моей жизни научный доклад, что-то такое "О символике атрибутов шаманского костюма у нанайцев". Текст был написан, вычитан руководителем, выверен до точки, и, тем не менее, меня колотило, как лосося над выметанной самкой икрой.

Непродолжительное пленарное заседание, на котором наши университетские корифеи, как это принято, лили воду на мельничное колесо науки, говорили много, красиво и, преимущественно, беспредметно, к всеобщей радости плавно перешло в "кофе-брейк", после которого я и должен был выступать. Народ рванул к столам, накрытым a la fourchette. Я замешкался, да и есть, честно говоря, не хотелось. Очередь за худосочными бутербродами и вяло парившими чашками с жидким кофе, распространявшим сухой аромат прибитой дождём придорожной пыли, по диагонали перечеркнула холл. Её растрёпанный хвост, нервно переминавшийся с ноги на ногу в ожидании трапезы, спускался по лестнице и терялся за поворотом коридора. Вливаться в общее движение к вожделенной закуске у меня не было никакого желания. Промаявшись с минуту возле широкого окна, выходившего на неопрятный университетский двор, от нечего делать я подошёл к расставленным здесь же баннерам. Судя по всему, их истинным предназначением была не столько пропаганда достижений вуза, сколько ненавязчивая маскировка стен, печально осыпа?вшихся чешуями сухой штукатурки. В этот самый момент я и увидел Её...

 

Наверное, так случается с каждым, или, по крайней мере, со многими. Можно годами жить в большом городе, встречаться и знакомиться с десятками нужных и ненужных, приятных и не очень приятных людей, восхищаться красивыми женщинами, ехидно шутить с приятелями по поводу "достоинств" дурнушек и при этом не испытывать ни к первым, ни ко вторым никаких особых чувств. Нечто подобное происходит при перелистывании глянцевого журнала с сотнями фотографий полуобнажённых красоток. Мы восхищаемся их формами, правильными или изысканно неправильными чертами лица, длиной ног и абрисом губ и при этом волнуемся не более чем при изучении каталога пород домашних животных – кошечек, собачек и прочего. Но вот в какой-то момент ты встречаешь Её. И сердце, кажется, без подсказки мозга, начинает колотить в груди как шаманский бубен. Кровь приливает к лицу. И ты уже ничего не видишь кроме радужных бликов. И последняя, как выдох умирающего, мысль бьется в гудящем колоколом сознании: "Я пропал, это Она – Та-которую-ждал-всю-жизнь!" И тут же паническое: "Что делать, как поступить?" Ведь пройдёт мгновение, она скользнёт по тебе холодным от безразличия взглядом и уйдёт, уйдёт навсегда, чтобы уже никогда больше не встретиться. Сколько раз я испытывал подобные чувства, переживал такое, почти параноидальное состояние? Не часто, но это случалось прежде. И всякий раз я не находил слов, не имел мужества и, может быть, запаса тех кратких мгновений, которые были необходимы, чтобы побороть неожиданное волнение, окрепнуть духом и с удачей на перевес броситься навстречу своей судьбе.

В тот день всё было так и немного иначе. Мне выпал редкостный шанс – не секунды, но целых несколько минут, чтобы стряхнуть внезапное оцепенение, подойти с напускным равнодушием и произнести самые главные в жизни, а по сути ничего не значащие слова…

 

Возле одного из баннеров, информировавших о "славных достижениях" университета, стояла невысокая стройная девушка, как видно, студентка с простыми, но правильными и удивительно гармоничными чертами лица. Их можно было бы назвать аристократическими, если бы не диссонировавшая с ними недорогая одежда китайского производства: укороченная куртка с выглядывавшей из-под неё блузкой, потёртые джинсы, изрядно поношенные сапоги, дешёвая дамская сумочка из кожзама. Девушка, казалось, внимательно рассматривала фотографии и, по-видимому, читала надписи под ними, но при этом всем своим видом излучала такую безнадёжную скуку, что, кажется, было заметно, как та сочится из её миндалевидных глаз и растекается под ногами грязноватой, словно от растаявшего снега, лужицей. Судя по всему, она, как и я, принадлежала к одному из дальневосточных этносов, может быть нанайскому, или ульчскому, или удэгейскому. В любом случае, это облегчало дело, и я, старательно замедляя шаг, приблизился к ней на расстояние случайного знакомства.

– Привет…

– Привет…

– Скучаешь?..

– А что делать?..

Незначащие фразы, обмен любезностями. Кажется, я встречал её прежде, но, видимо, не обращал внимания. Идиот. Или не встречал и сегодня вижу впервые?

Было заметно, что интерес, который я проявил к нечаянной знакомой, вызвал в душе девушки некоторый трепет. Она старалась скрыть свою реакцию за нарочито небрежными фразами, но этим всё сильнее выдавала себя и всё более вселяла в моё сердце надежду, что простой "обмен любезностями" может закончиться чем-то бо?льшим, чем "да-да, кажется, мы когда-то встречались…"

Как выяснилось из нашего "светского" трёпа, Марина (так звали девушку) была студенткой четвёртого курса "психфака". Её, как и большинство её сокурсников, сняли с занятий и отправили на конференцию, как объяснили в деканате, "для приобщения к высокой науке", а, по сути, для заполнения пустых мест в огромном актовом зале, глубоким амфитеатром спускавшемся к помпезному, выполненному в старинной академической манере столу президиума и массивной трибуне, на которой ещё виднелись следы от поспешно содранного когда-то герба СССР. Скорее всего, эту девушку я, действительно, видел впервые, потому что, как выяснилось, она совсем недавно перевелась в наш университет из другого вуза, где что-то у неё не срослось то ли с преподавателями, то ли со студентами, то ли с "хвостами" по предметам специализации.

Сообщив о себе аналогичную информацию (в прошлом году получил диплом о высшем образовании, сейчас аспирант у Ильи Моисеевича ("вот забавный старик…"), пишу диссертацию по культуре нанайцев и параллельно работаю ассистентом на его кафедре), я, по возможности, небрежно бросил, что, мол, все эти конференции (на которых "бывал-перебывал…") непроходимая скука, просили сделать доклад, но "текст ещё сыроват", так что, наверное, отложу выступление до следующего раза, и перешёл к главному, ради чего, собственно, и затеял весь этот разговор:

– Может быть, сбежим отсюда?

– Давайте сбежим, – неожиданно легко согласилась Марина и немного лукаво заглянула в мои глаза. – И куда же мы пойдем?

О, эти женщины! Стоит им почувствовать интерес к себе со стороны представителя противоположного пола, как тут же включается выработанный, наверное, сотнями их поколений механизм сексуальной игры, целью которой, как минимум, является "раскрутить" парня на кино или кафе, а по максимуму – женить на себе. Впрочем, зная всё это, мы, мужчины, с готовностью попадаем в их сети, часто рассчитывая, как минимум, приятно провести время с "прекрасной незнакомкой", а по максимуму – оказаться в одной постели с ней, по возможности, не обременяя себя никакими неосторожными обязательствами. В конце концов, для большинства из нас, законченных циников и женских антагонистов, это заканчивается моментом истины, когда вдруг начинаешь осознавать, что нежное создание, которое какое-то время, казалось бы, бессмысленно щебетало рядом с тобой и скрашивало твой мужской досуг, вдруг затянуло на твоём сердце петлю необоримой страсти, да так, что ты уже не можешь представить жизни без её карих (серых, голубых, зелёных и т.д.) глаз, её заботливых рук, её страстного тела, нечаянных перебранок и последующих примирений, которые, как сказал какой-то классик, "сто?ят любой ссоры". И тогда заключается брак, близкая и дальняя родня собирается на застолье, звенят бокалы, в пьяном угаре "на счастье" вдребезги разлетаются тарелки из любимого маминого сервиза (его или её). А потом начинаются будни, серые и однообразные, как икра минтая в беспощадно прозрачных стеклянных консервных банках. Многие, очень многие не могут противостоять этой атаке повседневности. Одни спасаются от неё в запоях, другие впадают в безудержный блуд, третьи катастрофически тупеют, так, что уже оказываются не в состоянии адекватно оценить ситуацию, в какой оказались. Большинство находят "отдушину" в детях, пытаясь реализовать в них свои несбывшиеся планы и нереализованные мечты. Иные подают на развод, через какое-то время попадают в новые брачные сети, и тогда для них всё повторяется сначала. И лишь немногие счастливчики волей случая или благодаря каким-то особым качествам души избегают подобной участи, на долгие годы, а то и всю жизнь сохраняя друг к другу светлые чувства нерастраченной любви.

Конечно, мы все знаем об этом, но постоянно надеемся на то, что уж нам-то точно повезёт, мы-то избежим участи "серого" со-существования, ведь, вот она – "прекрасная незнакомка", такая волнующая и маняще загадочная. А вдруг это Она?!…

 

Конечно, в тот момент, когда Марина согласилась покинуть вместе со мной скучную научную тусовку, в моей голове ничего подобного не прокручивалось. Подобные мысли, как правило, приходят уже post factum или a posteriori7, как принято говорить в научных кругах. Тогда мои мысли двигались совсем в другом направлении – нужно было срочно разработать план действий по "охмурению" моей новой знакомой.

– Выйдем на улицу, там и решим, куда пойти, – попытался я пролонгировать время для обдумывания ответа на прямой вопрос Марины.

Несколько минут спустя мы уже стояли перед главным входом в университет, оценивая ситуацию и выбирая направление движения. Бронзовый Пушкин, многие годы охранявший вход в нашу alma mater, кажется, тоже призадумался об этом, неловко склонив свою курчавую голову в сторону свежей парочки. Так ничего и не решив, мы молча пошли вперед, видимо, каждый думая о своём и боясь нечаянным словом спугнуть манящую тайну случайного знакомства.

Наконец, между нами словно бы сам собой завязался разговор. Я узнал, что Марина, как и я, не коренная горожанка. Мы оба родились, а наши родители по сию пору жили в сёлах, которые принято называть "национальными", поскольку их в стародавние времена основали представители коренных дальневосточных этносов. Она тоже была нанайкой, принадлежала к роду Оненко, а я – Бельды, о чём свидетельствовали наши фамилии. Тем не менее, генеалогическое древо Марины произрастало в другом административном районе, находившемся довольно далеко от того, в котором прошло моё детство... В какой-то момент речь зашла о моей научной работе.

– Так Вы изучаете шаманизм? Как интересно…

– Интересно, – согласился я, – ведь шаманизм, по сути, – это своего рода культурный код, который составляет основу мировоззрения нанайцев и многих других малочисленных народов не только Крайнего Севера и Дальнего Востока России, но и всего мира. Взять, к примеру, шаманский наряд. Все, составляющие его элементы, и всё, изображённое на них: растения, животные, символы – не являются случайными и, по большому счёту, несут в себе не столько эстетическую, сколько идеологическую или даже космогоническую компоненту…

 

Шаманский костюм был, что называется, моим "коньком", поэтому, углубившись в эту тему, остановиться самостоятельно я уже, практически, не мог.

– Облачение шамана, – начал я, – это не просто одежда, да и не одежда вообще, а своего рода религиозная космография или, как говорят исследователи, иерофания…

– Иеро.. что? – тут же прервала меня Марина вопросом, в котором самым непостижимым образом слились две интонации – желание уточнить смысл нового непонятного для неё слова и почти неприкрытая ирония к новому ухажёру, который решил покорить девушку своим интеллектом ("ну-ну, поглядим!..").

– Иерофания – это священноявление, – поспешил пояснить я, проглотив нечаянную обиду от нарочито пренебрежительного отношения к волнующему меня предме- ту. – Оно означает не только присутствие сакрального (то есть, божественного), но также космические символы и метапсихические пути, которыми "следует" шаман во время камланий. Важнейшим предназначением шаманского костюма как раз и является противопоставление профанного (обыденного) и священного – своего рода религиозного микрокосмоса, качественно отличающегося от окружающего "мирского" пространства. Он представляет, с одной стороны, почти полную символическую систему шаманского мировоззрения, с другой (в связи с посвящением) – насыщается разнообразными сакральными силами, прежде всего "ду?хами". Самим фактом одевания или манипуляций заменяющими одежду предметами шаман как бы "преодолевает" пространство обыденности, "входит" в контакт с запредельным духовным миром. При этом участники шаманского действа, искренне верящие в такую его способность, воспринимают это как самую настоящую реальность…

– Ну, уж и реальность… – опять вклинилась в мой монолог Марина. – Видела я в музее шаманские халаты. На мой взгляд ("конечно, я не специалист", – снова с плохо скрытой иронией тут же пояснила она), все эти "зверушки", "вилюльки" и побрякушки, которые на них нашиты и навешаны, словно бы сделаны маленькими детьми, настолько они примитивны и неэстетичны.

– Ты права и не права одновременно, – ответил я. – Дело в том, что эта "примитивность" во многом нарочитая. Она связана не с тем, что шаман или приглашённый им мастер не могут выполнить их высокохудожественно, а с тем, что этого, во-первых, не требуется (срабатывает принцип минимизации полезности – если они хороши и так, зачем зря стараться и делать лучше); во-вторых, потому что это не точные копии ("фотографии", "рисунки"), а всего лишь символы, которые должны пробудить сакральное воображение зрителей. И чем меньше в них конкретных деталей, тем больше можно нафантазировать... Так вот, я продолжу. Непременным атрибутом сибирских (и, в том числе, нанайских) шаманов является халат с нашитыми на него металлическими фигурками, представляющими мифических животных. Якутские шаманы навешивают на свой костюм ещё и многочисленные металлические кольца, символизирующие мироздание. Одно из таких колец называется "отверстием солнца". Считается, что оно представляет Землю с её центральным отверстием, через которое шаман "попадает" в Нижний мир – Преисподнюю. Как утверждают сами шаманы, железные бляхи, которыми они в изобилии увешивают свой костюм, служат для защиты от ударов злых духов. Бывает, что такой наряд весит до 20 кг. Шум, который производят металлические "украшения" во время танца, звучит как адская какофония и производит на зрителей очень сильное впечатление. А шаману только того и надо. Кстати, считается, что каждый из этих предметов имеет свою "душу" (то есть, они "живые", поэтому никогда не ржавеют).

– Ага, теперь понятно, – протянула Марина. – Тогда у меня есть ещё один вопрос: что это за металлические диски висят на груди шаманов ("я видела их на многих музейных фотографиях"), словно бы щиты древних воинов, только маленькие, диаметром до 20 см?

– Ты имеешь в виду зеркала, медные или бронзовые, – пояснил я. – В нашем народе их называют толи?. В камланиях такое зеркало играет важную роль. Считается, что оно помогает шаману "видеть" запредельное – Верхний и Нижний миры, души умерших людей, богов и духов. Не случайно, например, у маньчжуров термин, обозначающий зеркало (панапту?), происходит от слова пана? – "дух" или "душа-тень" (по-нанайски – паня?н). Зеркало – своего рода сосуд для "души-тени". Глядя в него, шаман может не только увидеть чью-то панян, но и поговорить с умершим человеком.

– С зеркалами всё ясно. А что тогда означает головной убор? – теперь уже с видимым интересом спросила Марина. – Ничего более странного я в жизни не видела!

– Головной убор шамана (колпак или особая шапка, как правило, снабжённая рожками – настоящими оленьими или металлическими) тоже имеет особое символическое значение. Сами шаманы утверждают, что в такой шапке сокрыта значительная часть их могущества. Поэтому когда они "понарошку" изображают шаманский сеанс, например, по просьбе учёных-этнографов, то никогда не надевают её на себя. Не менее любопытен ещё один элемент шаманского наряда – маска. Чаще всего её используют во время поминок, когда шаман "сопровождает" души умерших в "царство теней" (маска нужна для того, чтобы живого человека – шамана – не распознали "живущие" там духи-предки и не помешали ему вернуться в обычный земной мир). Нанайские шаманы с той же целью покрывают себе лицо сажей. Кстати сказать, обычай мазать лицо сажей распространён у многих народов и не всегда связан с похоронными обрядами. Некоторые исследователи утверждают, что он может использоваться с целью магического "единения" с миром духов. Во многих регионах планеты маски представляют предков, а те, кто их носит, считаются воплощением самих этих предков. Получается, что намазывание лица сажей – один из простейших способов воплощения душ покойников. Маски связаны также с тайными обществами мужчин и с культом предков. Некоторые представители этнографической историко-культурной школы считают комплекс "маски – культ предков – тайные общества с посвящением" принадлежащим ещё к эпохе матриархата. Появление таких обществ стало выражением протеста мужчин против господства женщин.

– Вот любопытно, – вставила Марина, – мужчины протестовали против господства женщин в эпоху матриархата, а мы, женщины, почему сейчас не протестуем против господства мужчин?

– Как же не протестуете? – парировал я. – А все эти феминистские движения, некоторые фундаменталистского толка, призывающие не только к равноправию полов, но и геноциду мужчин как вида?

– Всё это игра. Просто мы хотим видеть в мужчине не господина, а защитника, быть не рабой, а подругой. Почему часто так не получается?

– Не знаю, не задумывался как-то, – честно признался я. – Но позволь мне продолжить. Если тебе, конечно, интересно.

– Очень интересно. Итак?

– С точки зрения традиционного шаманизма, полный шаманский наряд "наделяет" его обладателя новым, магическим телом, обычно воплощённом в облике тотемного животного. Причём у самых разных народов, практикующих его, преобладают, в основном, три типа таких животных: птица, олень или медведь. Мы, нанайцы, не являемся исключением из этого правила, но у нас преобладает образ птицы. Обычно её символизируют перья орла или совы, которые сами по себе считаются наделёнными магической силой. Ту же роль играет бахрома, пришитая к меху. Как утверждают сами шаманы, птичий наряд им необходим для "полёта" в потусторонний мир ("Туда легче отправиться, когда наряд лёгкий"). Существует много легенд, в том числе и нанайских, где шаман поднимается в воздух при помощи добытого им магического пера. Но, конечно, самая важная роль в шаманских обрядах принадлежит бубну.

– Бубен я видела и слышала его звучание много раз, – заметила Марина. – Впечатляет, ничего не скажешь. Но почему-то всегда полагала, что это просто музыкальный инструмент. Что-то наподобие барабана. Разве не так?

– Конечно, нет! – почти закричал я, возмутившись таким невежеством (впрочем, тут же и прощённым мной). – Его символика сложна, а магические функции разнообразны. Бубен необходим для того, чтобы "уносить" шамана в Верхний и Нижний миры, "перемещаться" в пространстве, "призывать" или "пленять" духов. Не менее (а в демонстрационном плане – и более) важной является его способность производить специфические звуки, которые позволяют шаману сосредоточиться и "установить" контакт с миром духов, к путешествию в который он готовится во время камлания. Бубен часто отождествляют с родовым (или Мировым) Древом, по которому шаман символически восходит на Небо (нередко буквально взбираясь по ветвям берёзы, которая используется для этих целей чаще всего). Обычно бубен имеет овальную форму. На нём изображаются птицы, змеи и другие животные. Причём, каждое наделяется конкретным и важным с точки зрения шаманизма смыслом. Сам бубен нередко интерпретируется как челн, на котором можно "переплыть" море. Восемь двойных линий, нанесённых в центре, обозначают восемь опор, поддерживающих Землю. Таким образом, он является символом мироздания, состоящего из трёх сфер – Неба, Земли, Преисподней, и одновременно – "транспортным средством" для перемещения между ними. Шаманский бубен отличается от всех других инструментов, производящих "магию шума" (металлических блях, колокольцев, бубенцов и прочего) именно тем, что делает возможным экстатическое путешествие: в этом состоит его важнейшее сакральное предназначение…

– Но ведь шаманизм, кажется, характерен не только для нанайцев и других народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России? – воспользовавшись случайной паузой, спросила меня Марина.

– Конечно, нет. Когда-то в том или ином виде его исповедовали практически все народы мира, иные исповедуют и сейчас. Во многих современных религиях сохранились элементы шаманского наряда: мех волка или медведя в Китае, птичьи перья ирландского знахаря и так далее. Микрокосмическую символику можно обнаружить в одежде жрецов и правителей Древнего Востока. Всё это вписывается в рамки известного в истории религий "закона": становятся тем, что показывают. То есть, тот, кто надевает маску, на время в действительности оказывается мифическим предком, которого эта маска представляет. Тот же результат полного преображения личности достигается и с использованием различных знаков и символов, нанесённых на наряд или непосредственно на тело: орлиное перо или даже стилизованный рисунок такого пера позволяет шаману "осуществлять" магические полеты, надетое ритуальное зеркало – отражать стрелы, пускаемые в шамана злыми духами и так далее…

 

Как мне казалось, и как следовало из реплик, которые время от времени бросала Марина, мой рассказ был ей по-настоящему интересен. Но когда я закончил, она спросила с плохо замаскированным недоверием в голосе:

– И Вы, действительно, во всё это верите?

– Сложный вопрос, – протянул я, непроизвольно стараясь понять, какой ответ будет для меня более желательным с точки зрения развития дальнейших с ней отношений: сказать, "да, верю" или "нет, всё это полная ерунда"?

В конце концов, я принял компромиссное решение:

– Все шаманские представления, естественно, противоречат современной науке. И как учёный (хотя бы начинающий) верить в духов, Верхний и Нижний миры я, конечно, не могу. Но есть один закон, сформулированный в социологии, который соответствует моим собственным представлениям о шаманизме (по крайней мере, нынешним): если люди во что-то верят и ведут себя в соответствии со своей верой, то это "что-то" является элементом объективной реальности. Закон опредмечивания веры (как я его называю) в равной мере распространяется и на шаманизм, и на христианство, и на многочисленные социальные мифы, сопровождающие нашу жизнь.

Если бы я только знал, как скоро мои сугубо материалистические представления подвергнутся суровому испытанию и позорно падут под напором бесспорных доказательств обратного! Но тогда ещё ничто не предвещало тех событий, которые кардинально изменили всю мою последующую жизнь, и я беспечно продолжил "светский трёп":

– Шаманизм меня привлекает, преимущественно, как культурный феномен моего народа. Это интересный и одновременно сложный объект исследования, ведь настоящих шаманов сейчас почти не осталось, а научной литературы о шаманизме, особенно дальневосточном, очень мало. Приходится, в основном, опираться на труды, изданные до Октябрьской революции, да ещё то немногое, что появилось уже в конце 1980-х – 1990-е годы. Ведь в советское время шаманизм как общественное явление, мягко говоря, не приветствовался, а сами шаманы нередко преследовались властями как "враги народа".

– Правда? Не знала об этом. Тогда почему выбрали эту тему? Могли бы изучать что-то более простое и доступное.

– Мог бы, конечно. Но есть одна причина, которая подтолкнула меня к такому выбору.

– ?..

– Мой дед по отцу был шаманом.

– Был?..

– Да. Он умер не так давно. Как раз завтра сороковины. Родители устраивают надамбори?… Ну, это поминальный обряд, – пояснил я, заметив непонимание в её гла- зах. – Я поеду домой, тоже буду в нём участвовать.

– Простите…

– Ничего. Мы все умрём когда-нибудь. А его смерть в каком-то смысле была предрешена ду?хами.

– Ду?хами?.. – чуть насмешливо протянула Марина. – И Вы верите в духов?!

– Я не верю, я знаю, – ответил я, возможно, чуть-чуть рисуясь, чтобы произвести на свою собеседницу более сильное впечатление. – Было знамение, и я сам видел его.

– Что видели? Духа? Расскажите. Или это секрет?

– Нет, конечно. Просто с этим знамением связана легенда нашего рода…

– А мы, кажется, не торопимся…

– Тогда слушай…

 


 

1 Нингманчи (нан.) – знаток нанайских легенд и сказок, сказитель.

2 Нанай (нан.) – нанаец.

3 Мангбо (нан.) – река Амур.

4 Лоча (лоца) (нан., кит.) – русский.

5 Мэргэн (нан.) – богатырь.

6 Пудин (нан.) – красавица.


купить скачать книгу Аксаки Джармена Сирэктэ тачиори Тропа посвященных шаманы Сибири колдуны шаманизм ритуалы оккультизм трансцендентность

Комментарии

 

You have no rights to post comments


Новинки издательства

Электронная книга Анна Сагармат. Наче казка світ чудовий

Анна Сагармат
Наче казка світ чудовий
(Стихи для детей)

Электронная книга Екатерина Риз. Единожды солгав

Екатерина Риз
Единожды солгав
(Любовный роман)

Электронная книга Анна Сагармат. Сказка о заколдованном царевиче

Анна Сагармат
Сказка о заколдованном царевиче
(Стихи для детей)

Электронная книга Анатолий Перминов. Древние народы. Справочник

Анатолий Перминов
Древние народы. Справочник
(История, эзотерика)

Электронная книга Юлия Флёри. Шахматы. Чёрная королева

Юлия Флёри
Шахматы. Чёрная королева
(Любовный роман)

Электронная книга Виктор Рощин Океан жизни

Виктор Рощин
Океан жизни
(Роман)

Электронная книга Галина Шаульська. Механізми взаємодії громадськості з органами публічної влади в Україні

Галина Шаульська
Механізми взаємодії громадськості з органами публічної влади в Україні
(Монографія)

Электронная книга Екатерина Риз. Случайная

Екатерина Риз
Случайная
(Любовный роман)

Электронная книга Юлия Флёри. Ты не моя

Юлия Флёри
Ты не моя
(Любовный роман)

Электронная книга Анатолий Перминов. История Нижегородского края

Анатолий Перминов
История Нижегородского края
(История, эзотерика)

Электронная книга Максим Мараев. Сборник рассказов

Максим Мараев
Сборник рассказов
(Контркультура, нон-фикшн)

Электронная книга Александр Мриль. Дешифровка истории. От Моисея до Наполеона Третьего и от Рюрика До Александра Второго

Александр Мриль
Дешифровка истории. От Моисея до Наполеона Третьего и от Рюрика До Александра Второго
(История в расследованиях)

Электронная книга Б.А. Браверман. Язык программирования С# в задачах геоматики

Б.А. Браверман
Язык программирования С# в задачах геоматики
(Программирование в геоматике)

Электронная книга Ева Дымкина. Заветный дар

Ева Дымкина
Заветный дар
(Мистический роман)

Электронная книга Яцынин Н.Л., Яцынин М.Н. Славянство. Священная книга ВЕД о вечной жизни

Яцынин Н.Л., Яцынин М.Н.
Славянство. Священная книга ВЕД о вечной жизни
(Проза)

Электронная книга Яцынин М.Н. Славянский международный календарь

Яцынин М.Н.
Славянский международный календарь
(Проза)

Электронная книга Анна Сагармат. Гетман. Голос Трембиты

Анна Сагармат
Гетман. Голос Трембиты
(Поэмы)

Электронная книга Юлия Флёри. Территория заблуждения

Юлия Флёри
Территория заблуждения
(Любовный роман)

Электронная книга Елена Касаткина.

Елена Касаткина
Милый сон
(Любовно-фантастический роман)

Электронная книга Анатолий Перминов. Вымысел о древней истории

Анатолий Перминов
Вымысел о древней истории
(История, эзотерика)

Электронная книга Анатолий Перминов. История Земли Вятской

Анатолий Перминов
История Земли Вятской
(История, эзотерика)

Электронная книга Анатолий Перминов. История Ветлужского края с древнейших времен

Анатолий Перминов
История Ветлужского края с древнейших времен
(История, эзотерика)

Электронная книга Яцынин Н.Л. Славянские сказания о созидателях благородной РОДины Русского Мира

Яцынин Н.Л.
Славянские сказания о созидателях благородной РОДины Русского Мира
(Проза)

Электронная книга Юлия Флёри. Кошки-мышки

Юлия Флёри
Кошки-мышки
(Любовный роман)

Электронная книга Екатерина Риз. Мир, где нет тебя

Екатерина Риз
Мир, где нет тебя
(Любовный роман)

Электронная книга Мария Кутовая. Сказки из песочницы

Мария Кутовая
Сказки из песочницы
(Сказки)

Электронная книга Леонид Рок Лирические стихотворения

Леонид Рок
Лирические стихотворения
(Стихи)

Электронная книга Ксения Крылова. Руки

Ксения Крылова
Руки
(Роман, драма)

Электронная книга Анна Сагармат. Мир чудесен, словно сказка

Анна Сагармат
Мир чудесен, словно сказка
(Стихи для детей)

Электронная книга Яцынин Н.Л. Ванга: Храм почитания РОДных и ПРИЁМных Богов наРОДов

Яцынин Н.Л.
Ванга: Храм почитания РОДных и ПРИЁМных Богов наРОДов
(Художественная публицистика)

Электронная книга Евгений Сидоров. Экология

Евгений Сидоров
Экология
(Методические рекомендации)

Электронная книга Анатолий Ключников. Рождение клеста

Анатолий Ключников
Рождение клеста
(Фантастика, приключения)

Электронная книга Мария Кутовая. СКАЗКА про ГЛАВНОЕ, ШИРОКОЕ, ГЛУБОКОЕ, УЗЕНЬКОЕ и КРИВЕНЬКОЕ

Мария Кутовая
СКАЗКА про ГЛАВНОЕ, ШИРОКОЕ, ГЛУБОКОЕ, УЗЕНЬКОЕ и КРИВЕНЬКОЕ
(Повесть-предупреждение)

Электронная книга Максим Мараев. Впадло

Максим Мараев
Впадло
(Контркультура)

Электронная книга Анна Бесст. Неожиданно клЁвые каникулы

Анна Бесст
Неожиданно клЁвые каникулы
(Любовный роман)

Электронная книга Анна Бесст. Любитель французских улиток

Анна Бесст
Любитель французских улиток
(Любовный роман)

Электронная книга Анна Бесст. Телячьи нежности

Анна Бесст
Телячьи нежности
(Любовный роман)

Электронная книга Евгений Ермаков. Возвращение

Евгений Ермаков
Возвращение
(Памяти Ивана Ярыгина, великого русского борца)

Электронная книга Константин Филимонов. Накануне перемен

Константин Филимонов
Накануне перемен
(Роман об Алексее Фомине)

Электронная книга Сейид Чингиз Ибрагимов. Преступление и наказание неизбежно?

Сейид Чингиз Ибрагимов
Преступление и наказание неизбежно?
(Психология, философия)

Электронная книга Константин Филимонов. Четыре истории

Константин Филимонов
Четыре истории
(Сборник рассказов)

Электронная книга Юлия Флёри. Холодный свет далёкой звезды

Юлия Флёри
Холодный свет далёкой звезды
(Любовный роман)

Электронная книга Луиза Фатеева. Блокадные рассказы

Луиза Фатеева
Блокадные рассказы
(Сборник рассказов)

Электронная книга Валерий Хатюшин. Собрание сочинений. Том1

Валерий Хатюшин
Собрание сочинений. Том1
(Лирика)

Электронная книга Анатолий Перминов. Костромской край с древнейших времен

Анатолий Перминов
Костромской край с древнейших времен
(История, эзотерика)

Электронная книга Ким Б.И. Перспективы и горизонты практической реализации новой системы образования

Ким Б.И.
Перспективы и горизонты практической реализации новой системы образования
(Новое образование)

Электронная книга Нина Андреева. В объятиях румбы

Нина Андреева
В объятиях румбы
(Любовный роман)

Электронная книга Максим Мараев. Солюшн

Максим Мараев
Солюшн
(Контркультура)

Электронная книга Юлия Динэра. Освободи меня, если сможешь

Юлия Динэра
Освободи меня, если сможешь
(Любовный роман)

Электронная книга Юлия Динэра. Теряя надежду

Юлия Динэра
Теряя надежду
(Любовный роман)

Электронная книга Юлия Динэра. Сломай меня, если сможешь

Юлия Динэра
Сломай меня, если сможешь
(Любовный роман)

Электронная книга Оксана Лебедева. Другая женщина

Оксана Лебедева
Другая женщина
(Любовный роман)

Электронная книга Анна Яфор. На крыльях Феникса

Анна Яфор
На крыльях Феникса
(Любовный роман)

Электронная книга Анна Яфор. В тени Золушки

Анна Яфор
В тени Золушки
(Любовный роман)

Электронная книга Анна Яфор. Вопреки

Анна Яфор
Вопреки
(Любовный роман)

Электронная книга Марина Иванова. Замуж за миллионера

Марина Иванова
Замуж за миллионера
(Современная драма)

Электронная книга Марина Иванова. Света белого не видно

Марина Иванова
Света белого не видно
(Современная драма)

Электронная книга Юлия Флёри. Я найду тебя там, где любовь граничит с безумием

Юлия Флёри
Я найду тебя там, где любовь граничит с безумием
(Любовный роман)

Электронная книга Алекс Фишер. Сменяя маски

Алекс Фишер
Сменяя маски
(Детектив)

Электронная книга Екатерина Риз. Закон подлости

Екатерина Риз
Закон подлости
(Любовный роман)

Электронная книга Константин Филимонов. Несколько жизней Алекса Гормана

Константин Филимонов
Несколько жизней Алекса Гормана
(Детективная повесть)

Электронная книга Александр Мамруков. Ошибка селенитов

Александр Мамруков
Ошибка селенитов
(Фантастический роман)

Электронная книга Мария Кутовая. English & зо[lʌ]той  kлюchиk

Мария Кутовая
English & зо[lʌ]той kлюchиk
(Самоучитель по чтению для детей от 7-ми лет)

Электронная книга Марина Дмитриева. Не плачь, Дурында!

Марина Дмитриева
Не плачь, Дурында!
(Эротика, 16+)

Электронная книга Юлия Флёри. Всё, как ты захочешь

Юлия Флёри
Всё, как ты захочешь
(Любовный роман)

Электронная книга Инна Мальцева. Архетипы, знаки, символы в фотографии как метод предсказания событий

Инна Мальцева
Архетипы, знаки, символы в фотографии как метод предсказания событий
(Научно-популярный трактат)

Электронная книга Саша Виторжин. Золотое вино заката

Саша Виторжин
Золотое вино заката
(Поэзия и проза)

Электронная книга Екатерина Риз. Свет мой зеркальце, скажи

Екатерина Риз
Свет мой зеркальце, скажи...
(Любовный роман)

Электронная книга Лидия Беттакки. Грильяж в Шампаньётте. 1часть

Лидия Беттакки
Грильяж в Шампаньётте. 1часть
(Любовный роман)

Электронная книга Татьяна Соловьёва. Что сказал Бенедикто

Татьяна Соловьёва
Что сказал Бенедикто
(роман-метафора)

Все книги издательства


Узнайте, как организовать банкет и не разочаровать гостей. Полная инструкция.
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Книги других издательств